О нас Наши партнеры Отдел по недвижимости Новости Третейский суд Услуги Статьи и публикации Публикации о торгах Мероприятия Комиссия по правовой помощи и рассмотрению обращений иностранных граждан Контактная информация
   
Проверка членов IBIL

Поиск осуществляется по полям Ф.И.О + Дню Рождения или по ID.
Ф.И.О нужно вводить на английском языке.

Фамилия:
Имя:
Отчество:
Д.Р.: Д   М   Г
или ID:

 
 Запомнить данные авторизации на этом компьютере



Взаимосвязанный иск в арбитражном процессе – способ защиты права или форма злоупотребления правом? Юзефович Виктор

Целью настоящей работы является выявление тех или иных критериев, по которым можно было судить о том, что действия истца или ответчика в арбитражном процессе, связанные с подачей взаимосвязанного иска, не являются  злоупотреблением правом, а, наоборот, направлены только лишь на защиту права. Теоретическое, а со временем возможно и практическое (законодательное) закрепление таких критериев привело бы к устранению установившегося у судов стереотипа о том, что чаще всего это лишь один из способов затягивания процесса.
Обратимся к статье 12 Гражданского Кодекса РФ «Способы защиты прав». Во-первых, перечень способов защиты прав достаточно широкий и разнообразный, во-вторых, а это самое главное, - этот перечень не является исчерпывающим.
Подача взаимосвязанного иска в арбитражном процессе с целью приостановления производства по делу на основании статьи 143 АПК РФ очень неоднозначно воспринимается судьями и оппонентами, такой иск смело можно отнести к способу защиты права, который прямо не поименован в статье 12 ГК РФ. В свою очередь, многие квалифицируют взаимосвязанный иск не более чем, как злоупотребление правом, а цель в таком случае одна - затягивание процесса. 
Да, действительно, статья 143 АПК РФ даёт большие возможности достичь желаемого результата, если этот результат заключается не в реальном стремлении установить преюдициальные факты, повлиять на исход другого дела, а в стремлении затянуть процесс, то есть блокировать другое дело до вынесения арбитражным судом решения по взаимосвязанному иску.
Более того, здесь надо согласиться с Юдиным А.В.[1], который относит предъявление иска с целью затягивания (блокирования) рассмотрения другого дела к разновидности иска с пороком воли, то есть иска, предъявление которых не связывается с действительной защитой нарушенных и оспариваемых прав, законных интересов. Юдин А.В. отмечает при этом, что «нередко в основание такого иска кладутся «факты – самообвинения», то есть истец «ссылается на нарушения, которые были допущены при заключении сделки лично им». По его мнению, связано это с отсутствием «в российском процессуальном праве института, сходного с английским estoppel, означающим правило доказывания, в соответствии с которым сторона не может отрицать определенные факты, которые предварительно ею утверждались.     
Однако существует ли необходимость в таком институте в российском праве? Действительно ли его так не хватает для борьбы с теми, кто злоупотребляет правом? Прежде чем ответить на этот вопрос, надо учесть тот факт, что основу английского права составляют всё - таки, прецеденты, которые формировались столетиями и продолжают формироваться до сих пор, традиции права достаточно сильны и непоколебимы. Тогда как наша правовая система основана на законах, многие из которых действуют от силы по десять лет, а значит, никто не может гарантировать того, что включение в АПК РФ нормы, сходной с английским институтом estoppel, будет истолковано неправильно и это не станет самым настоящим препятствием для защиты нарушенного права.
Такой риск, несомненно, существует в силу того, что существует такое понятие как «российская действительность», которая в свою очередь предполагает ведение бизнеса «по-русски», то есть российские реалии зачастую вынуждают добросовестное лицо использовать «факты – самообвинения», о которых упоминает Юдин А.В., только лишь с целью «спасти» бизнес от недобросовестных посягательств со стороны конкурентов, рейдеров, а порой и от государства, которые, как правило, позиционируют себя потерпевшей стороной. При этом цели злоупотребить правом, как таковой, нет, наоборот, взаимосвязанный иск, в основу которого положены «факты – обвинения», используется как способ защиты права. Звучит как оправдание и призыв к действиям, но иного выхода порой просто не бывает.       
В случае, когда мы говорим именно о реальном злоупотреблении правом, взаимосвязанный иск используется, как правило, стороной дела (обычно ответчиком), для которой исход дела является явно отрицательным. Связано это обычно с взысканием денег или истребованием имущества, и зачастую такое взыскание либо истребование в большинстве случаев реально, а потому ответчик предпринимает все меры, чтобы как можно дольше не возвращать долг либо пользоваться иным движимым или недвижимым имуществом. Вот и приходит в этом случае на помощь такому ответчику статья 143 АПК РФ, которая позволяет оттягивать исход дела на месяцы, а иногда и на годы, и это только один из известных всем способов затянуть процесс.   
Таким образом, взаимосвязанный иск в нужный момент может сыграть для одной из сторон по делу очень неплохую роль.
Неужели законодатели сознательно сформулировал статью 143 АПК РФ так, что бы правами, которые она предоставляет, злоупотребляли лица, участвующие в деле? Конечно, нет. Это просто абсурд.
Как уже было отмечено выше, судебные споры бывают разными, очень часто подача взаимосвязанного иска становится для одной из сторон по делу единственным реальным способом защитить нарушенные или оспариваемые права. Причём используется этот способ стороной добросовестно, не имея целью затянуть процесс, злоупотребить правом, а действительно установить преюдицию, тем самым повлиять на исход дела по другому иску.
Таким образом, все прекрасно понимают, что ситуация с подачей взаимосвязанного иска получается неоднозначной. С одной стороны происходит злоупотребление правом, с другой же - право защищается, при этом в обоих случаях используется один и тот же правовой инструмент.
Как правило, использование такого инструмента на практике вызывают целую бурю эмоций со стороны оппонента, особенно, если это было сделано (заявлено ходатайство) в ходе судебного заседания в самый неожиданный момент, когда враг уже практически повержен, и если это приводит к результату (для начала - к вынесению определения о приостановлении производства по делу). Затем, уже после оглашения определения о приостановления производства по делу до рассмотрения взаимосвязанного иска, это вытекает сначала в "коридорные дебаты", потом - в написание апелляционных и кассационных жалоб.
Но суть не в этом, то есть не в том, что агрессор недоволен тем как складывается ход судебного процесса, который он считал пустяковым и расслабился в тот момент, когда этого делать не стоило. Это нормально, на определенном этапе всегда только один победитель, и только один проигравший, по-другому не бывает.
Главное, что судья к вам прислушался, а значит выбранный вами способ защиты права работает, он эффективен, теперь вы "нападаете", при этом одновременно защищаясь.
Приведем пример из практики Арбитражного суда ХМАО. Так по делу №А-75-7898/2006 по иску ОАО «Югорская лизинговая компания» к ОАО «Обьгаз» о взыскании 2 000 000 рублей задолженности по лизинговым платежам по договору поручительства суд по ходатайству представителя ОАО «Обьгаз», руководствуясь ст. 143АПК РФ, вынес Определение о приостановлении производства по делу «до рассмотрения по существу и вступления в законную силу судебного акта по делу №А-75-8874/2006» по иску ОАО «Обьгаз» к ОАО «Югорская лизинговая компания» о признании вышеуказанного договора поручительства незаключенным. Необходимость приостановления производства по делу суд обосновал следующим образом: «суд считает настоящее дело и дело №А75-8874/2006 взаимосвязанными по составу лиц, участвующих  в деле, представляемыми лицами, участвующими в делах, доказательствами, по фактическим обстоятельствам, имеющим значение для разрешения настоящего спора по существу, потому разрешение спора по настоящему делу невозможно до принятия судебного акта по делу №А75-8874/2006, в связи с чем суд считает необходимым приостановить производство по настоящему делу до рассмотрения и вступления в законную силу судебного акта по делу №А75-8874/2006».
Указанное выше определение суда обжаловано в апелляционной инстанции не было, так как было достаточно много оснований полагать, что договор поручительства действительно является незаключенным. Этот дело можно отнести именно к той ситуации, когда мы говорим о взаимосвязанном иске именно, как о способе зашиты права, так как ответчик по делу о взыскании принял меры именно по защите своих имущественных прав от возможного неправомерного взыскания с него денежных средств. Взаимосвязанный иск в данном случае помогает установить преюдициальный факт, то есть факт, не требующий в соответствии АПК РФ доказывания в дальнейшем, то есть решение суда по взаимосвязанному иску о признании договора поручительства незаключенным будет являться тем доказательством, которое почти автоматически повлечет отказ в удовлетворении иска о взыскании задолженности по лизинговым платежам по договору поручительства, так как такого договора просто не существует. Да, конечно, можно пытаться доказывать незаключенность договора поручительства без подачи взаимосвязанного иска, в том же процессе, где с вас взыскивают деньги, но будет ли это иметь такой сильный эффект, как при подаче взаимосвязанного иска? Нет, не будет, ваши доводы могут быть просто проигнорированы судом, как это часто происходит, тогда как вступившее в законную силу решение такого же судьи  повлечет за собой абсолютно иные последствия, здесь уже, как говорится, деваться некуда, решение суда необходимо рассматривать как доказательство по делу.         
В своем большинстве определения суда первой инстанции о приостановлении производства по делу всё же попадают в апелляционную или кассационную инстанцию по причине того, что ваши "враги" считают, что суд поступил с ними жутко несправедливо, а вы без зазрения совести злоупотребили правом. Здесь надо быть готовым к тому, что весь акцент в ходе прений сторон оппонентом будет делаться именно на отсутствие какой - либо взаимосвязи между исками, и что ваш взаимосвязанный иск основан на абсолютно надуманных фактах и обстоятельствах. Здесь очень важно четко сформулировать в двух-трех предложениях те последствия, которые может повлечь принятие решения по вашему, то есть взаимосвязанному, иску.
Вот один из примеров того как одна из сторон по делу пыталась обжаловать определение суда о приостановлении производства по делу.
26 сентября 2006 года Арбитражный суд ХМАО, руководствуясь ст. 143 АПК РФ, вынес определение о приостановлении производства по делу №А75-7784/2006 по иску Департамента муниципальной собственности Администрации г. Ханты – Мансийка к ОАО «Обьгаз» об освобождении муниципального имущества до вступления в законную силу судебных актов по делам №А75-7994/2006, №А75-8062/2006 в законную силу. В своих исковых требованиях Департамент, как новый собственник имущества, ссылался на то, что договор аренды недвижимого имущества между ответчиком и ХМАО является незаключенным в силу отсутствия его государственной регистрации как договора заключенного на срок более чем 1 год, отсюда и требование об освобождении имущества.
Ответчик избрал следующий способ защиты права – в арбитражный суд за неделю до предварительного судебного заседания по иску об освобождении имущества было предъявлено два взаимосвязанных иска – иск о признании договора и соглашения к договору о безвозмездной передаче спорного имущества между ХМАО и Администрацией г. Ханты – Мансийка незаключенными и иск о признании тех же договора и соглашения недействительной сделкой. Схема защиты «сработала».
Вот каким было обоснование суда: «Поскольку судебные акты по вышеуказанным делам будут иметь значение для настоящего арбитражного дела, установленные факты влияют на разрешение дела по существу, могут иметь преюдициальное значение по вопросам об обстоятельствах, устанавливаемых судом по отношению к лицам, участвующим в деле, суд считает необходимым приостановить производство по делу до вступления законных актов по делам №А75-7994/2006, №А75-8062/2006, по искам ОАО «Обьгаз» к Департаменту государственной собственности ХМАО – Югры, Департаменту муниципальной собственности Администрации г. Ханты – Мансийка о признании договора, соглашения незаключенными в части и о признании договора, соглашения недействительной (ничтожной) сделкой, в законную силу».
Фактически суд был вынужден пойти на то, чтобы приостановить производство по делу об освобождении муниципального имущества, так как существует сложившаяся практика ВАС РФ, согласно которой рассмотрение виндикационного иска предопределено необходимостью исследования вопроса о наличии у истца права собственности или иного вещного права на истребуемое имущество. Даже, несмотря на то, что в ЕГРП есть соответствующая запись о том, что истец является собственником недвижимого имущества, документы – основания, явившиеся следствием такой регистрации, могут быть оспорены в суде заинтересованными лицами, и если они будут признаны недействительными, то и о действительности такой записи в ЕГРП не может быть и речи, однако это уже, как правило, является предметом отдельного судебного разбирательства по заявлению к соответствующему регистрирующему органу. Только после того как законность или наоборот недействительность титула были установлены, требование об освобождении/истребовании может быть удовлетворено судом или в удовлетворении иска может быть отказано.
Таким образом, действия ответчика, ОАО «Обьгаз»,  по делу об освобождении муниципального имущества ни в коей мере не могут быть квалифицированы как злоупотребление правом, так как оба взаимосвязанных иска поданы в рамках той практики, о которой было сказано выше.
Несмотря на это, истцом по иску об освобождении муниципального имущества на определение о приостановлении производства по делу была подана апелляционная жалоба. Однако арбитражный суд апелляционной инстанции определение оставил без изменения, указав при этом, что «в силу указанного, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что судебные акты по вышеуказанным делам будут иметь значение ля настоящего дела, поскольку могут иметь преюдициальное значение по вопросам об обстоятельствах, устанавливаемых судом по отношению к лицам, участвующим в деле».         
Нельзя не отметить тот факт, что в дальнейшем в удовлетворении этих самых взаимосвязанных исков ОАО «Обьгаз» было отказано как ненадлежащему истцу, то есть как лицу, не являющемуся заинтересованным в соответствии со ст. 4 АПК РФ ввиду отсутствия материального права на иск, так как договор аренды не зарегистрирован в установленном законом порядке, а в решении по делу №А75-8062/2006 (о признании ничтожной сделкой) суд вообще указал на то, что истец, ОАО «Обьгаз», злоупотребил правом: «В данном случае истец не представил доказательств того, что сделкой нарушены его права или законные интересы в нарушение ст. 65 АПК РФ.
Суд приходит к выводу о том, что рассматриваемый иск направлен на удовлетворение его незаконного интереса на удержание вышеуказанного имущества.
Между тем в соответствие со ст. 10 Гражданского кодекса РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах».        
Заметьте, двоякая ситуация – сначала суд говорит, что злоупотребления правом нет, рассмотрев же оба дела (взаимосвязанных иска), по одному констатирует, что на самом-то деле факт злоупотребления правом всё-таки имел быть место. Причем отсутствие факта злоупотребления правом на этапе приостановления производства по делу подтвердил даже суд апелляционной инстанции, а в результате суд первой инстанции в том же составе, вынося решение по существу, квалифицирует действия лица как злоупотребление правом.
Так чем же всё - таки является подача взаимосвязанного иска - способом защиты права или злоупотреблением правом?
Конечно же, нельзя с твердой уверенностью сказать, что взаимосвязанный иск всегда используется стороной добросовестно. При этом, если это всё же недобросовестные действия, злоупотребление правом имеет быть место уже не только на этапе заявления ходатайства о приостановлении производства по делу, а уже на этапе подачи такого иска стороной в арбитражный суд, даже, если иск ещё не принят арбитражным судом к производству, так как уже на данном этапе сторона совершила действия по «псевдозащите» своих якобы нарушенных прав, приведя в действие механизм судебной системы без реальных на то оснований.
Что касается использования взаимосвязанного иска в целях «реальной» защиты прав, то и здесь грань очень тонкая и незаметная. Суд должен распознать, когда сторона действительно нуждается в такой защите, а когда нет. Это достаточно большая ответственность, так как неверное толкование судом тех или иных действий сторон может повлечь серьезные убытки для добросовестной стороны.
Сложно характеризовать то и давать объективную оценку тому, что на самом деле этому просто не поддается. Подобного рода правовые инструменты всегда будут вызывать множество дискуссий и критики. Четких критериев нет, способом защиты взаимосвязанный иск назвать можно со стопроцентной уверенностью, это очевидно, уже только потому, что это тот же иск, но используемый одновременно для достижения различного рода целей, отличных от обычного иска.
Также со стопроцентной уверенностью можно назвать взаимосвязанный иск и формой злоупотребления права, так как механизм приостановления производства по делу, предусмотренный ст. 143 АПК РФ, даёт абсолютный простор действий в направлении затягивания процесса. Многие же, добиваясь приостановления производства по делу путем подачи взаимосвязанного иска, на достигнутом результате не останавливаются, подавая ещё один взаимосвязанный иск на свой же взаимосвязанный иск, добиваясь назначения судом тех или иных экспертиз, привлекая в дело третьих лиц (часто такими третьими лицами становятся иностранные юридические лица, которые подлежат вызову в суд с соблюдением правил главы 33 АПК РФ «Особенности рассмотрения дел с участием иностранных лиц», недобросовестная сторона может затянуть процесс, используя эти правила, не многие месяцы), ещё в большей степени затягивая процесс. Зачастую бороться с такими действиями очень сложно, так как взаимосвязь между исками, как правило, существует, и добиться отмены определения суда о приостановлении производства по делу практически невозможно.  
Возможно это следствие несовершенства российского арбитражного процессуального законодательства. Однако не надо забывать, что современная российская арбитражная практика ещё в полной мере не сформировалась, а в АПК РФ до сих нет такого понятия как «взаимосвязанный иск», а ведь именно такой институт, прямо закрепленный законом, позволил бы более правильно квалифицировать действия сторон, связанные с подачей взаимосвязанного иска либо как способ защиты права либо как форму злоупотребления правом.
Указанное понятие должно послужить судьям как раз тем критерием, о котором упоминается в самом начале работе – критерием оценки действий истца или ответчика, связанных с подачей взаимосвязанного иска, то есть уже на этапе подачи ходатайства о приостановлении производства по делу квалифицировать их либо как злоупотребление правом, либо как способ защиты права.
Вот каким может быть определение понятия «взаимосвязанный иск», которое необходимо включить в Арбитражный процессуальный Кодекс Российской Федерации:
«Иск, связанный с другим иском, рассматриваемым в рамках иного, самостоятельного судопроизводства, по составу лиц, участвующих в деле, представляемыми лицами, участвующими в делах, доказательствами, по фактическим обстоятельствам, имеющим значение для разрешения одного и того же спора по существу, является взаимосвязанным.
Иск может быть признан взаимосвязанным только в случае, если судебный акт по нему будет иметь значение для связанного с ним иска, а именно, установленные факты окажут влияние на разрешение дела по существу, а также будут иметь преюдициальное значение по вопросам об обстоятельствах, устанавливаемых судом по отношению к лицам, участвующим в деле по связанному с ним иску.
Действия лица, участвующего в деле, использующего взаимосвязанный иск лишь с целью причинить вред иному лицу, либо с целью затягивания процесса, являются злоупотреблением правом. Обнаружив такое злоупотребление, суд обязан отказать в удовлетворении исковых требований и прекратить производство по делу
Производство по взаимосвязанному иску является основанием для приостановления производства по делу по связанному с ним иску в соответствии с правилами статьи 143 настоящего Кодекса». 
Такое определение нисколько не будет лишним в действующем АПК РФ. Возможно, некоторые положения приведенного определения в некоторой части повторяют уже имеющиеся положения АПК РФ, но такое повторение имеет целью конкретизировать и характеризовать не просто иск как таковой, а именно взаимосвязанный иск, как особый институт права, воспринимаемый участниками арбитражного процесса, как правило, неоднозначно. Законодательно закрепленное определение всё равно не даст пожизненных гарантий того, что проблема правильной квалификации взаимосвязанного иска будет решена. Необходимы богатая судебная практика, официальные разъяснения высших судебных органов, ну и, конечно же, профессионализм и беспристрастность судей, рассматривающих дела, где применяется взаимосвязанный иск.     
Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами при рассмотрении дел в арбитражных судах: проблемы теории и практики // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ № 7 (176) июль 2007 г. С.44-59.


Контактная информация © International Board of Independent Lawyers
© Международная Ассоциация Независимых Юристов
WWW.AVAR.RU  - Юридические услуги
Документ
HELP.ru - Регистрация ООО в Москве