О нас Наши партнеры Отдел по недвижимости Новости Третейский суд Услуги Статьи и публикации Публикации о торгах Мероприятия Комиссия по правовой помощи и рассмотрению обращений иностранных граждан Контактная информация
   
Проверка членов IBIL

Поиск осуществляется по полям Ф.И.О + Дню Рождения или по ID.
Ф.И.О нужно вводить на английском языке.

Фамилия:
Имя:
Отчество:
Д.Р.: Д   М   Г
или ID:

 
 Запомнить данные авторизации на этом компьютере



Силовой захват предприятий. Рейдерство и рейдеры

О силовых захватах предприятий говорят еще с начала 90-х годов – как только в России появились первые частные компании, пошел и передел собственности. Однако сейчас объекты интересов рейдеров – не промышленные гиганты, а предприятия малого и среднего бизнеса. Хотя угроза захвата действительно существует, от неё вполне можно защититься, считает председатель екатеринбургской коллегии адвокатов «Частное Право» Максим Колесников.

Миноритарная угроза

Рейдерство как форма захвата контроля над компаниями широко использовалась в 90-е годы когда спор шел в основном за крупные промышленные предприятия. Сейчас это явление никуда не делось, правда, его характер изменился. Все крупные предприятия уже давно входят в в состав холдингов, которые обеспечивают им очень мощную юридическую защиту. Фокус сменился на предприятия малого и среднего бизнеса, в основном работающие в сфере услуг, а также на компании, основными активами которых являются дорогостоящие земля и недвижимость. При этом рентабельность работы рейдера может быть очень высокой: скажем, здание бывшего НИИ в центре города вместе с землей под ним может стоить порядка $ 4-5 млн., а издержки на весь процесс по захвату предприятия, которому оно принадлежит, будут не выше $500 тыс. Особенно уязвимыми для таких атак являются предприятия в форме ОАО, образовавшихся в ходе приватизации в первой половине 90-х, когда их акции раздавались коллективам. Капитал таких предприятий является сильно раздробленным, завладеть небольшим пакетом акций и уже в качестве акционера пытаться сменить менеджмент компании рейдерам никакого труда не составляет.
Сейчас под термином «рейдерство» понимают очень широкий спектр действий. Например, очень часто, когда говорят о рейдерском захвате, вспоминают ситуацию с екатеринбургской инвесткомпанией «Уралинвестэнерго». Однако здесь речь идет не о ее захвате посторонними людьми, а конфликте акционеров. Сторонами в этом споре являются миноритарии «Уралинвестэнерго» - 35 тысяч частных акционеров, и бывшие менеджеры компании, которые также имели свои доли в её капитале. Сейчас миноритарии оспаривают действия руководства, которое, по данным следствия, в 2004 году вывело из неё все активы. В ходе следствия идут обыски и допросы, однако никакого захвата здесь нет, акционеры просто защищают свои имущественные права.
Классическое определение рейдерства заключается в захвате компании людьми со стороны, не имеющими никакого отношения к владельцам предприятия. При этом характерная черта такого рейдерского захвата – подделка реестра акционеров предприятия, использование подложных протоколов о проведении собраний акционеров, постановлений арбитражных судов и других документов. Обычная схема захвата – решением собрания акционеров сменить менеджмент предприятия и провести цепочку перепродаж активов компании различным фирмам и оффшорам. В результате последний покупатель согласно Гражданскому кодексу будет являться добросовестным приобретателем, и оспорить его право на активы предприятия, подвергшегося захвату, практически невозможно. Примерно, таким образом в свое время контроль над Екатеринбургским мясокомбинатом получил Павел Федулев. В начале 2002 года курганские правоохранительные органы задержали гендиректора этого предприятия Владимира Гусева, которому принадлежал контрольный пакет акций. И в тот же день на мясокомбинат приехали люди Федулеева, которые заявили о том, что теперь контроль над комбинатом принадлежит именно ему. Как впоследствии оказалось, реестр акционеров предприятия пропал, а вместо него появился другой, где имени Владимира Гусева уже не было. Оспорить эти действия бывшему владельцу предприятия так и не удалось.
Десятилетие назад способ захвата был очень простой: рейдеры предъявляли протокол собрания акционеров и на основании его меняли менеджмент, который проводил уже остальные действия – именно такая схема, например, использовалась при смене руководства ЕМК. Но уязвимость таких действий заключается в том, что старый менеджмент может тут же предъявить другой протокол собрания акционеров, на котором были подтверждены его полномочия, причем обе бумаги в юридическом смысле будут равноценными. Более эффективно изменение состава акционеров в реестре – особенно просто это сделать, если реестр ведет не независимый солидный регистратор, а сотрудник самой компании или мелкая фирма, которых можно купить.
Гораздо более эффективный способ, пользующийся сейчас особой популярностью – это внесение изменений в Единый государственный реестр предприятий с тем, чтобы прописать туда своего директора. Из закона «О регистрации юридических лиц» вытекает, что если подать заявление об изменении записи в реестре может любое лицо, а федеральная налоговая служба, которая ведет реестр должна лишь проверить личность заявителя и не обязана проверять имеет ли он какое-то отношение к предприятию, о котором идет речь в заявлении. Некоторое время назад ФНС выпустила внутреннюю инструкцию, согласно которой подать такое заявление может только сам руководитель предприятия, однако суд отменил её, признав не соответствующей закону.
Объектом рейдерской атаки может стать и не само предприятие, а создаваемые им фирмы-однодневки, через которые руководство предприятия проводит обналичку или операции с другими активами. Однодневки, как правило регистрируются на подставное лицо, для которого это – отдельный бизнес. На некоторых из таких «профессиональных учредителей» зарегистрированы сотни и тысячи фирм, и эти люди готовы подписать любые бумаги за небольшую плату. Рейдер находит компанию, которая использует для своих операций однодневки, связывается с их номинальным учредителем, и тот за небольшие деньги продает интересующую рейдера фирму, на балансе которой в тот момент может находиться недвижимость, деньги или другие активы. Подобный случай произошел в Екатеринбурге с одним из торговых центров, которому в итоге пришлось заплатить рейдерам отступные за свое имущество.
Среди рейдеров ходит поговорка, что неудачный захват заканчивается гринмейлом. Суть последнего – это попытка шантажа руководства предприятия, цель которого – выкупить принадлежащий рейдеру мизерный пакет акций по максимальной цене. Задачи влиять на руководство здесь как правило не стоит. Обычно гринмейт – это проверка выносливости руководства и основных владельцев предприятия, которым рейдер будет надоедать постоянными исками и постоянно привлекать внимание прессы к конфликту на предприятии. Ставший уже классическим пример – это ситуация с продажей 20% акций Екатеринбуржского «Банка24.ру», когда ставший владельцем этого пакета депутат гордумы Екатеринбурга Александр Хабаров пытался таким образом заставить основного совладельца и главу банка Сергея Лапшина продать пакет акций компании «Стройпластполимер» бизнесмену Александру Вараксину.
Однако гринмейл – это крайний случай, и обычно рейдеры к нему не прибегают. Причина – низкая вероятность успеха этой процедуры. Здесь время играет против рейдера, поскольку затраты на ведение этого процесса растут со временем, а конфликт может растянуться на месяцы и годы, в результате чего доходы от продажи пакета могут оказаться ниже издержек на ведение этих дел. Например, обращение в суд миноритарного совладельца СУАЛа, который требует признания незаконным требования об обязательном выкупе акций материнской компанией этого холдинга, как раз из этой категории – истец имеет практически нулевые шансы в споре с промышленным гигантом. Однако вероятность победы истца все-таки существует, поскольку в случае затягивания конфликта есть возможность повлиять на результаты сделки по объединению между СУАЛом и РУСАЛом.

Корпоративная защита

Как защититься от рейдерства и гринмейла, ясно из анализа причин возникновения таких конфликтов. Например, тем предприятиям, которые были образованы в результате приватизации как ОАО с большим количеством миноритарных акционеров, стоит образовать новую компанию без юридической истории в форме ООО или ЗАО и перевести весь бизнес в нее. Кроме этого, необходима разработка корпоративной документации, в которой будут подробно описаны процедуры смены менеджмента, затрудняющие вмешательство третьих лиц. Например, в уставе компании может быть записано, что акционеры должны быть проинформированы о проведении внеочередного собрания акционеров как минимум за 40 дней до даты собрания – таким образом, рейдер уже не сможет предъявить в удобный ему момент протокол прошедшего накануне собрания, где якобы были приняты нужные ему решения. Ведения реестра стоит доверить регистраторской фирме, имеющей хорошую репутацию – это способно практически исключить доступ к реестру рейдеров. Эта услуга стоит порядка нескольких тысяч рублей в месяц, но эти деньги и будут являться страховкой от риска захвата предприятия. Как ни банально это звучит, не стоит проводить операции с использованием однодневок, поскольку компании, действующие с нарушением законов, являются излюбленной мишенью рейдеров.
Несмотря на то, что рейдерство представляет собой реальную угрозу небольшим предприятиям, располагающим ценными активами, опасность этого явления во многом преувеличена. Несмотря на бытующее мнение о продажности судей, на самом деле они чаще всего действуют объективно, вынося решения не по формальным поводам, а в соответствии сутью дела. Это доказывает и судебная практика: в том же деле СУАЛа суд наверняка встанет на сторону алюминиевой компании, поскольку судебный ущерб для общества от расстройства слияния её с РУСАЛом несоизмерим с интересами акционера, владеющего мизерным пакетом акций. К тому же брать взятки за нужные рейдерам решения судьям сейчас невыгодно просто экономически: месячная зарплата в судебной системе сейчас составляет около 100 тыс. рублей, причем 75% от своей зарплаты судья будет получать уже после выхода на пенсию. В случае же обнаружения в действиях судьи нарушений его ждет лишение судейского статуса и, как следствие, потеря достаточно солидной пенсии, а на это не готов пойти практически ни один судья.


Контактная информация © International Board of Independent Lawyers
© Международная Ассоциация Независимых Юристов
WWW.AVAR.RU  - Юридические услуги
Документ
HELP.ru - Регистрация ООО в Москве