О нас Наши партнеры Отдел по недвижимости Новости Третейский суд Услуги Статьи и публикации Публикации о торгах Мероприятия Комиссия по правовой помощи и рассмотрению обращений иностранных граждан Контактная информация
   
Проверка членов IBIL

Поиск осуществляется по полям Ф.И.О + Дню Рождения или по ID.
Ф.И.О нужно вводить на английском языке.

Фамилия:
Имя:
Отчество:
Д.Р.: Д   М   Г
или ID:

 
 Запомнить данные авторизации на этом компьютере



«Запрет» валютной оговорки. Значение проекта закона и последствия для хозяйствующих субъектов[1].

И.В. Делягин
Партнёр проекта www.peredsudom.ru
+ 7 (495) 500-85-28
ilya-delyagin@yandex.ru


Депутатами Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации В.В.Гребенниковым, А.В.Бурениным, В.В.Гальченко, Н.Н.Гончаром и другими, на рассмотрение Государственной Думы ФС РФ внесен законопроект с неброским названием «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ». 24го мая 2006 года законопроект был принят в первом чтении. Для того, чтобы проект стал законом и приобрел обязательную силу, ему еще нужно пройти второе и третье чтение, быть принятым Советом Федераций, затем его должен подписать Президент Российской Федерации и, наконец, он должен быть опубликован. Только затем по прошествии 30 дней (если только иной срок не будет установлен в ходе рассмотрения законопроекта) он будет введен в действие и его положения станут обязательными для всех.
Несмотря на свое неброское название, которое в слово в слово повторяют еще многие другие законопроекты, это проект оказался особенно значимым. Это уже видно по приличной для Государственной Думы оперативности, проявленной при его рассмотрении, проект был внесен 19го апреля, а немногим более месяца спустя был уже принят в первом чтении. О его значении свидетельствует и концентрация внимания средств массовой информации. К сожалению, СМИ канализировали обсуждение законопроекта, поименовав его «запретом на употребления доллара», «запретом на обозначение цен в условных единицах». Такие ярлыки, видимо, давались вынужденно, поскольку проект был фактически безымянным, не принимать же за достойное название, присвоенное ему при подписании. Но распространенное СМИ именование проекта блокировало некоторые возможности для анализа и плодотворного диалога.
В результате неадекватную оценку законопроект получил в коммерческой среде. Мне, как практикующему юристу, уже пришлось столкнуться с тем, что опасливые контрагенты, коммерческие юридические лица, просят поставщиков изъять валютную оговорку из договора. На самом деле, проект закона не запрещает употребление валютной оговорки в большинстве договоров, заключаемых коммерческими юридическими лицами.
Также неудовлетворительно формируется оценка значения законопроекта для общества в целом.
С целью поспособствовать устранению имеющихся пробелов предлагаем вашему вниманию следующее. Во-первых, анализ значения законопроекта, в виде некоторых практических рекомендаций для хозяйствующих субъектов. Во-вторых, краткий сравнительный очерк как инициативу для инициации диалога о значении законопроекта в целом.

1. Последствия для хозяйствующих субъектов.
1.1. Договорная политика
С вступлением в силу законопроекта придется удалить валютную оговорку из т.н. публичных договоров[2]. В других видах договоров, как и прежде, использование валютной оговорки допустимо. К категории публичных договоров относится далеко не каждый договор, это определенная законом категория[3]. К публичным договорам относится договор розничной торговли, перевозки транспортом общего пользования, на оказание услуг связи, медицинского, гостиничного обслуживания и некоторые другие. В таких договорах, согласно законопроекту, цена может быть выражена только в рублях.
Во всех остальных договорах, например, в договоре поставки, агентском соглашении, в договоре строительного подряда (при производстве работ не для личных или бытовых потребностей гражданина) и пр., использование валютной оговорки законопроект не запрещает.
При необходимости, несмотря на запрет, все равно можно воспользоваться удобствами валютной оговорки, страхующей на внутреннем рынке, например, поставщика-импортера, от последствий резкого удорожания доллара США.
Запрет установления цены в эквиваленте иностранной валюте или условных денежных единицах в публичном договоре касается только воспрещения устанавливать оговорку, которая буквально предусматривает, что оплата производится в эквиваленте иностранной валюты (условных денежных единицах). Но данный запрет не относится к формулировкам, которые ставят цену в зависимость от изменения курса валюты. Таким образом, достаточно несложно в юридико-техническом отношении разработать условие, согласно которому цена будет меняться в соответствии с колебаниями курса валюты (корзины валют). Настоящая потребность в такой оговорке может возникнуть при заключении публичных договоров с длящимся исполнением, опосредующих относительно значимые интересы сторон, например, в договоре строительного подряда при возведении коттеджа лично для гражданина. В розничной торговле будет удобнее менять ценники.

Рекомендации[4]:
· из публичных договоров необходимо изъять валютную оговорку;
· в случае необходимости валютную оговорку де-факто все равно можно ввести. Достаточно ее заменить на условие, в соответствии с которым цена изменяется в зависимости от курса конкретной валюты или корзины валют.

1.2. Размещение объявлений и рекламных сообщений
Законопроект предполагает запретить сообщение в рекламе информации о цене товара в иностранной валюте или условных денежных единицах[5].
Ограничивается свобода сообщений нерекламного характера. Запрещается использовать в СМИ, а также на сайтах СМИ, информацию, содержащую сведения о стоимости товаров, работ, услуг, имущества, суммах сделок, выраженную в иностранной валюте, условных денежных единицах[6]. Это означает, что организации или предприниматели, которые не заключают публичные договора, все равно не могут рассчитывать на то, что СМИ распространят адекватные сведения о ценах. СМИ смогут разместить информацию о ценах только в рублях, даже если из договора не изъята валютная оговорка и цена назначена в эквиваленте иностранной валюты. Особо примечателен этот запрет тем, что он ничем не ограничен. Т.е. он должен исполняться буквально. Другими словами, СМИ, если законопроект не будет изменен, не смогут, не нарушив закон, сообщить, за какую сумму долларов правительство США приобрело авианосец, или какую сумму евро правительство Германии потратило на строительство автобанов. Любая газета и телеканал будут должны высчитать, какая сумма в рублях эквивалентна цене такой сделки и потом объявить о том, что правительство США приобрело авианосец стоимостью, эквивалентной N рублям…

Рекомендации:

* из всех рекламных сообщений необходимо изъять валютную оговорку, даже если договор, который предполагается заключить, не является публичным и на него не распространяется запрет на валютную оговорку;



2. Общее значение законопроекта.
Текст законопроекта содержит грубые ошибки и внутренние противоречия.
Явным нарушением норм законодательной техники является попытка внесения изменений в п.2 ст.317 Гражданского кодекса РФ в реализации законопроекта[7]. Если во втором чтении данный недостаток не будет устранен, то в одном пункте будет использоваться неединообразная терминология. В первом предложении пункта будет присутствовать упоминание об «условных денежных единицах», а во втором об «условных единицах». Данная ошибка является грубейшей, и она могла появиться в тексте, только если он был подготовлен без участия специалистов.
Терминологическое несовершенство законопроекта дополняется тем, что законопроект называет Закон РФ «О защите прав потребителя» федеральным законом[8], в то время как тот на самом деле именуется законом РФ.
Вызывает недоумение ст.2 законопроекта, согласно которой в ст.10 Закона РФ «О защите прав потребителей» вносится п.4 следующего содержания: «Информация о цене товара, работы, услуги не может быть выражена в иностранной валюте и (или) в условных единицах». Однако, действующая редакция ст.10, в которую вносится дополнение, на настоящий момент уже требует указания цены в рублях.
Внутренние логические противоречия содержит запрет валютной оговорки в публичных договорах. Запрет валютной оговорки (см. ст.4 проекта) сопрягается в тексте законопроекта с запретом на выражение цены в иностранной валюте по сделкам с потребителями (см. ст.1 проекта). Это сопряжение вполне оправдано в том смысле, что «потребительские договора» входят в объем понятия публичного договора. В этом смысле запрет валютной оговорки в публичных договорах имеет смысл как защита потребителя от дезинформации. Сами авторы законопроекта указывают, что «информация о цене товара…» в эквиваленте иностранной валюты «…вводит потребителя в заблуждение, что нарушает его права и законные интересы» (см. пояснительную записку к законопроекту). Однако, публичные договора никак не сводимы только к сделкам с участием потребителей. Понятие публичный договор является более общим понятием в сравнении с понятием сделки с участием потребителей. Среди публичных договоров много и таких, в которых обе стороны являются коммерсантами. Запрет валютной оговорки в таких отношениях по мотивам защиты потребителей неоснователен. Но авторы законопроекта в пояснительной записке специально указывают, что запрет валютной оговорки в публичных договорах совершается с целью защиты прав потребителей[9]. Однако, как может осуществляться защита прав потребителей в отношениях без участия таковых, оставлено при составлении пояснительной записки без внимания. Из этих фактов может следовать только то, что пояснительную записку готовили непрофессионалы, также как и сам законопроект, в котором выбраны неадекватные средства реализации поставленных целей.
Законопроект содержит и другие ошибки и несообразности, которые мы не будем рассматривать.
Отмеченные ошибки выдают, что законопроект перед внесением Государственную Думу не проходил достаточной экспертной проверки. Складывается впечатление, что он вообще был подготовлен без привлечения профессионалов. Если данный законопроект был внесен без обращения к экспертам, а это значит, что авторы и депутаты, проголосовавшие за его принятие, могут плохо представлять последствия его принятия. Серьезные ошибки законопроекта наводят на мысль, что компетенции действительных исполнителей, готовивших проект, может оказаться недостаточно, чтобы рассчитать, что реально повлечет принятие законопроекта. Сами же депутаты не могут прогнозировать всех последствий принятии законопроекта, поскольку их функция - политическая деятельность, они не обладают специальной компетенцией, чтобы сделать приемлемый экспертный прогноз. Мы попали в ситуацию, когда можно уже серьезно предполагать, что никто из принимающих решение не был информирован и не знает, какое же по сути решение принимается и какие могут быть последствия. Это действительно важно, ибо в такой ситуации мы оказываемся без размеченной карты рисков. Это критически важно, поскольку речь идет об управлении всей страной.
В случае, если мы правы, при подготовке законопроекта был нарушен важнейший критерий рациональности, не проводился прогноз и оценка последствий его принятия. Это очевидно доказуется тем, что профессионалы с законопроектом недостаточно или совсем не работали. К сожалению, данное утверждение не пустая претензия от экспертного сообщества. Сам русский язык требует определенного порядка принятия ответственных решений, вспомним поговорку: «семь раз отмерь, один раз отрежь». Если самое малое дело, по мнению поговорки, должно быть совершено не ранее, чем все будет перепроверено, то закон тем более не должен приниматься подобным неудовлетворительным образом. Когда важные решения в такой сложной системе, как государство, принимаются безоглядно, это тревожный симптом.
Обсуждение законопроекта также не удалось сформировать удовлетворительным образом. Расхожие именования законопроекта, данные СМИ, слабо связаны с его содержанием. Поэтому широкий диалог ведется вне критериев рациональности, с использованием ложных обозначений, которые не позволяют усвоить даже самые непосредственные последствия из законопроекта. Как уже отмечалось выше, коммерсанты уже готовы изымать валютную оговорку из всех договоров, хотя это и не требуется.
В действительности, главную опасность для общества в настоящий момент представляет даже не сам законопроект, а неспособность общества обратиться к тем главным вопросам, которые он заслоняет.
Иллюстрацией могут стать следующие данные:
· согласно ст.1 Федерального закона «О федеральном бюджете на 2006 год» превышение доходов над расходами федерального бюджета в 2006г. должно составить 776.022.781,7 тыс. рублей.
· на 6 июня 2006г. по данным ЦБ РФ золотовалютные резервы составили 247.343 млрд. долларов США.
· средства стабилизационного фонда, только на 1 января 2006г. достигли умопомрачительной цифры в 1.237 млрд. рублей.
Несмотря на явный избыток денег, государство берет в долг под проценты, т.е. вместо того, чтобы воспользоваться своими доходами, предпочитает взять взаймы и отдать потом больше, чем сумма заимствования:
· государство должно одолжить только в 2006г. за границей 1.112,86 млн. долларов США (согласно Приложению 51 к Федеральному закону «О федеральном бюджете на 2006 год»).
· помимо этой суммы государственные компании продолжают стремительно наращивать объемы заимствований на западе (займы, естественно, под процент, и действительно большие и очень большие суммы).
Государство допускает колоссальные изъятия из национального дохода России в пользу Запада. Именно такую функцию представляют все стабфонды и золотовалютные резервы, поскольку они размещаются на Западе. Аккумулирование денег в этих фондах означает, что доход, вместо того, чтобы быть потребленным в России или обращенным к дальнейшему приращению богатств (например, посредством вложений в производство) размещается на Западе и используется там так, как здесь не используется. Вместо исправления этой ненормальной ситуации, в которой мы оказались обременены странным оброком в пользу Запада, или хотя бы созданию немаргинального диалога об этой проблеме, мы обсуждаем, насколько законопроект «о запрете валютной оговорки» укрепит нашу страну.

[1] К вопросу о проекте Федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» № 291027-4 в первом чтении
[2] См. ст.4 указанного проекта федерального закона.
[3] П.1 ст.426 Гражданского кодекса РФ
[4] Обратите внимание, все рекомендации в статье будут иметь значение, если только законопроект будет принят в неизмененном виде.
[5] Ст.7 указанного проекта федерального закона.
[6] Ст.1 указанного проекта федерального закона.
[7] Ст.4 указанного проекта федерального закона.
[8] Ст.2 указанного проекта федерального закона.
[9] «…вводит потребителя в заблуждение… Данная проблема может быть решена статьями 2 и 4 настоящего законопроекта, которые вносят изменения в статьи 317 и 426 Гражданского кодекса Российской Федерации…» // пояснительная записка. Ст.426 ГК РФ называется «публичный договор».

материал взят с сайта www.yurclub.ru



Контактная информация © International Board of Independent Lawyers
© Международная Ассоциация Независимых Юристов
WWW.AVAR.RU  - Юридические услуги
Документ
HELP.ru - Регистрация ООО в Москве