О нас Наши партнеры Отдел по недвижимости Новости Третейский суд Услуги Статьи и публикации Публикации о торгах Мероприятия Комиссия по правовой помощи и рассмотрению обращений иностранных граждан Контактная информация
   
Проверка членов IBIL

Поиск осуществляется по полям Ф.И.О + Дню Рождения или по ID.
Ф.И.О нужно вводить на английском языке.

Фамилия:
Имя:
Отчество:
Д.Р.: Д   М   Г
или ID:

 
 Запомнить данные авторизации на этом компьютере



«Бестелесные вещи» в гражданском праве: подходы к определению содержания

Лысенко Александр Николаевич
Самарский Государственный Университет
anlyssenko@inbox.ru


Развитие экономических отношений привело к модернизации концепции имущества, к юридическому признанию его новых видов. К имуществу как к объекту гражданских прав начали причислять электроэнергию и газ, а затем и другие «новые» блага, выходящие за границы общепринятого понимания вещи.

Еще одним направлением в расширении круга объектов вещных прав явились разработка и использование концепции «бестелесного имущества», куда некоторые авторы относят, в том числе, электроэнергию, газ, имущественный комплекс предприятия и ценные бумаги.

Термин «бестелесное имущество» и «бестелесная вещь» все чаще встречается в научных публикациях и юридических монографиях. Тем самым эти категории постепенно вводятся в юридический лексикон. Причем, сами понятия «бестелесное имущество» и «бестелесная вещь» практически всегда употребляются как синонимичные. Однако, учитывая сложность и неоднозначность самого термина «имущество» в отечественном законодательстве, а также многогранную историческая традицию его понимания в цивилистической науке, едва ли конструирование понятия «бестелесное имущество» оправдано.

Несмотря на довольно частое использование этих категорий в литературе, они так и остаются яркими абстракциями, не имеющими под собой исчерпывающего правового содержания. Порой даже теоретики концепции «бестелесных вещей» оказываются в тупике при необходимости определить содержание этого термина. Такие затруднения можно было бы объяснить относительной новизной этой проблемы для цивилистической доктрины и правовой науки. Однако сами эти понятия настоятельно требуют обоснования правомерности их использования.

Понятие представляет собой универсальное средство познания, при помощи которого постигается глубочайшая сущность предметов и явлений, обнаруживаются и раскрываются присущие им закономерности001 . Определить какое либо понятие – означает указать, что оно означает, установить существенные признаки, формирующие его содержание. Для правовой науки процесс определения понятий особенно значим. Непротиворечивая и однозначная терминология служит основой эффективной правоприменительной деятельности.

Существуют следующие основополагающие требования, которым должны отвечать правовые дефиниции:

1. с оптимальной адекватностью отражать сущность определяемого явления;

2. иметь конвенциональный характер, т. е. базироваться на определенном научном признании, консенсусе;

3. быть дискурсивными, т. е. находиться в определенной логической взаимосвязи с устоявшимися определениями, основополагающими понятиями действующего законодательства002 .

Вопрос об абстрактных, бестелесных вещах для российского гражданского права является относительно новым. Действующим гражданским законодательством прямо не предусмотрено существование нематериальных вещей. Потребность привнесения в право категории «бестелесных вещей» должна быть еще раскрыта, оправдана и обоснована. В свою очередь, появление нового аспекта традиционной правовой категории вызывает очевидные противоречия для теории. В правовой доктрине под вещью понимается материальный предмет внешнего по отношению к человеку окружающего мира003 .

Поэтому употребление самого этого термина в научных изысканиях настоятельно требует формулирование дефиниции или определение границ ее смыслового содержания.

В юридической литературе сложилось два различных подхода к определению этой категории. В широком смысле под «бестелесным имуществом» понимают такие объекты прав, которые только формально отнесены законом к вещам, хотя в действительности материальными вещами не являются. Этой точки зрения придерживаются: Гамбаров Ю. С., Кавелин К., Победоносцев К., Скловский К. И.004

По мнению сторонников этой позиции в основе такого причисления лежит практическая целесообразность, решающая с помощью соответствующих технических средств вопрос унификации правового режима разнородных объектов гражданских прав. Хотя такой подход не отражает суть самих явлений. В действительности, по образному выражению К. И. Скловскому «их природа сопротивляется навязанной им вещественности, что приходит отражать в особых правовых статусах»005 .

В узком смысле под «бестелесными вещами» зачастую понимаются права, имеющие стоимость и денежную оценку, но представляющие собой «идеальный» нематериализованный объект (Крылова М., Мейер Д. И., Мурзин Д. В., Порошков В., Саватье Р., Свядосц Ю. И., Суханов Е. А., Юлдашбаева Л. Г.)006 Таким образом, в этом случае «бестелесные вещи» сводятся к имущественным правам, определенным образом формализованным законодателем и названным «вещами».

Эта концепция означает отход от классической концепции вещных прав, вызванный новыми явлениями в экономике, когда операции с имущественными правами оттесняют на второй план операции с реальными вещами. Однако в силу определенной консервативности и статичности права, в соответствии с гражданско-правовой доктриной, в отношении бестелесных вещей (по сути, прав, имеющих нематериальный характер) действуют некоторые условия обращения, присущие для материальных, «телесных» объектов права собственности.

Как видим, использование этого термина в качестве обобщающего понятие ничего не дает ни науке, ни практике. В действительности едва ли можно последовательно разделять лишь одну точку зрения на понятие «бестелесных вещей», как сложно дать исчерпывающую унифицированную дефиницию, обнимающую всю группу этих объектов.

Понимание под «бестелесными вещами» лишь имущественных прав неосновательно сужает рамки потенциальных объектов гражданских прав. Например, такие виды «специфичных» объектов, как энергии и имущественный комплекс предприятия не отвечает заданным рамкам «бестелесные вещи – имущественные права». Хотя и представляют собой яркие образцы конструирования нематериальных вещей в гражданском праве.

В свою очередь очень часто «бестелесные вещи» несут в своей основе имущественные права, как в случае с бездокументарными ценными бумагами или безналичными денежными средствами. Более того, на имущественные права могут распространяться положения характерные для сделок с вещами (п. 4 ст. 454 ГК РФ).

Достаточно сложно предложить всеобъемлющее определение для категории «бестелесных вещей». В свою очередь, «… определение ценно не само по себе. Оно должно быть естественным итогом и закономерным выводом предшествующего процесса изучения предмета»007 .

Таким образом, единственным существенным параметром для перечня этих объектов, является то, что, по сути, нематериальные объекты получают юридический статус «вещей».

Но, следует подчеркнуть, что появление в отечественном праве «бестелесного имущества» имеет определенную историю. В этом отношении представляет интерес дискуссия по вопросу о существовании «бестелесных» вещей в русском гражданском праве.

В отечественной дореволюционной цивилистике полемика вокруг вопроса о «бестелесных» вещах так и не завершилась общепринятым решением. Тем не менее, римское традиционное разделение вещей на телесные и бестелесные получило разнообразные оценки среди российских цивилистов. Несмотря на то, что в отечественном праве отсутствовала прямая рецепция римского права, отголоски «бестелесных» вещей обнаруживались некоторыми правоведами по отношению к делению имущества на наличное и долговое. Сторонниками подобной точки зрения выступали К. Анненков, Е. В. Васьковский, К. Д. Кавелин, Ф. Л. Морошкин, Неволин К. А. и, очевидно, М. М. Сперанский008 .

Против использования в отечественном праве конструкций связанных с «бестелесными вещами» и, соответственно, «права на право», высказывались Ю. С. Гамбаров, Д. И. Мейер, К. Победоносцев009 .

В настоящее время представленная дискуссия утратила свою полемичность и остроту. Тем не менее, указанный спор ярко демонстрирует, что поиск «res incorporales», в отечественном праве имеет давнюю историческую традицию.

За юридическим понятием «бестелесные вещи» по существу скрываются правовые фикции. Достаточно отчетливо это явление проявляется при определении правового режима энергии, предприятия и бездокументарных ценных бумаг. В силу прямого указания закона в отношении этих «не телесных» объектов применяются некоторые правила, сложившиеся для правового регулирования материальных вещей. Так происходит создание правового вымысла. Исходя из принципа целесообразности, законодатель по своему усмотрению устанавливает правовой режим объекта, не заботясь о его адекватности и достоверности.

Таким образом, законодатель применяет один из приемов арсенала юридической техники - фикцию.

Хотя некоторые правоведы и указывают на гносеологические возможности юридической техники010 , с точки зрения теории познания это логическая ошибка. Технике такая функция несвойственна011 . Таким образом, приемы, способы и средства юридической техники не имеют гносеологической направленности, а служат инструментальным целям, решая конкретные задачи по оптимизации правового регулирования.


001 См: Кашанина Т. В. Оценочные понятия в советском праве. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Свердловск. 1974. С. 7.
002 См: Законодательная техника: Научно-практическое пособие. Под ред. Ю. А. Тихомирова. М. 2000. С. 81.
003 См: Гражданское право. Словарь-справочник. Под ред. М. Ю. Тихомирова. М. 1996. С. 63.
004 Гамбаров Ю. С. Курс гражданского права. Т. 1. Часть общая. СПб. 1911. С. 577
Кавелин К. Права и обязанности по имуществам и обязательствам. СПб. 1879. С. 31;
Победоносцев К. Курс гражданского права. Ч. 1. Вотчинные права. СПб. 1896. С. 8-9;
Скловский К. И. Собственность в гражданском праве. М. 2002. С. 429.
005 Скловский К. И. Указ. соч. С. 429.
006 Крылова М. Ценная бумага - вещь, документ или совокупность прав? //Рынок ценных бумаг. 1997. №5. С. 29;
Мейер Д. И. Русское гражданское право. Ч. 1. М. 1997. С. 140. Хотя в результате обстоятельных рассуждений, Д. И. Мейер приходил к результату, что если уж делить вещи на телесные и бестелесные, под последними следует понимать чужие действия, а не права. См: Мейер Д. И. Указ. соч. С. 140
Мурзин Д. В. Ценные бумаги - бестелесные вещи. Правовые проблемы современной теории ценных бумаг. М. 1998. С. 79;
Порошков В. Специфика имущественных прав. //Российская юстиция. 2000. №5. С. 16;
Саватье Р. Теория обязательств. М. 1972. С. 53, 88;
Свядосц Ю. И. Раздел IХ. //Гражданское и торговое право капиталистических государств. Учебник. Под ред. Нарышкиной Р. Л. Т. 1. М. 1983. С. 219.
Он же. Раздел IХ. //Гражданское и торговое право капиталистических государств. Учебник. Под ред. Васильева Е. А. М. 1993. С. 198.
Гражданское право. Под ред. Суханова Е. А. Т.1. М. 1998. С. 297-298, 301.
Юлдашбаева Л. Г. Правовая природа бездокументарных ценных бумаг. //Хозяйство и право. 1998. № 4. С. 43.
007 См: Ивин А. А. Искусство правильно мыслить. М. 1990. С. 101-102.
008 Анненков К. Система русского гражданского права. Т. 1. (Введение и общая часть), СПб., 1899, С. 266-269; Он же. Система русского гражданского права. Т. 2. (Права вещные), СПб., 1900, С. 75;
Васьковский Е. В. Учебник гражданского права. Вып. 1., М., 1896, С. 77;
Кавелин К. Д. Права и обязанности по имуществам и обязательствам. СПб., 1879, С. 31;
Морошкин Ф. Л. О владении по началам российского законодательства. М., 1837, С. 158;
Неволин К. А. История российских законов. Т. 4. СПб. 1857. С. 36-37;
Суждение о взглядах М. М. Сперанского, автора Свода законов российских, по данному вопросу обычно делается на основании его записки "О содержании и расположении Свода законов гражданских".
009 Гамбаров Ю. С. Указ. соч. С. 579;
Мейер Д. И. Русское гражданское право. Т. 1. М., 1858, С. 126-128;
Победоносцев К. Курс гражданского права. Ч. 1. (Вотчинные права). СПб., 1896, С. 8-9.
010 Отождествляя законодательную и юридическую технику, Ю. А. Тихомиров определяет последнюю как "систему правил, предназначенных и используемых для познавательно-логического и нормативно-структурного формирования правового материала и подготовки текста законов". См: Законодательная техника: Научно-практическое пособие. Под ред. Ю. А. Тихомирова. М. 2000. С. 8-9; Юридическая техника (обзор материалов научно-методического семинара). //Государство и право. 2000. №11. С. 110-111.
011 См: Брушлинский А. В. Субъект: мышление, учение, воображение. М. Воронеж. 1996. С. 84-86;
Красавчиков О. А. Советская наука гражданского права... С. 116;
Лисюткин А. Б. Юридическая техника и правовые ошибки. //Государство и право. 2001. №11. С. 23.


материал взят с сайта www.yurclub.ru


Контактная информация © International Board of Independent Lawyers
© Международная Ассоциация Независимых Юристов
WWW.AVAR.RU  - Юридические услуги
Документ
HELP.ru - Регистрация ООО в Москве