О нас Наши партнеры Отдел по недвижимости Новости Третейский суд Услуги Статьи и публикации Публикации о торгах Мероприятия Комиссия по правовой помощи и рассмотрению обращений иностранных граждан Контактная информация
   
Проверка членов IBIL

Поиск осуществляется по полям Ф.И.О + Дню Рождения или по ID.
Ф.И.О нужно вводить на английском языке.

Фамилия:
Имя:
Отчество:
Д.Р.: Д   М   Г
или ID:

 
 Запомнить данные авторизации на этом компьютере



Деньги как объект гражданских прав и предмет банковских сделок К.Т. Трофимов

За время своей эволюции деньги прошли долгий путь от конкретных ценностей (животные, шкуры, украшения) до полной бесплотности (элект­ронные импульсы).

Историки денег выделяют три периода в использовании денег, под­черкивая революционный характер происходивших изменений и их влия­ние на общекультурные и общеэкономические процессы.

<<>>Первый период начинается с появления монет в Лидии (Западная Азия, где сейчас находится Турция) почти три тысячи лет назад и приво­дит к образованию первой системы открытых и свободных рынков. Рас­пространение монет и развитие рынка порождают классические цивили­зации Средиземноморья, сначала Греции, затем Римской империи.
>
Второй период начинается с возникновения банков Италии до инду­стриальной революции и создания современной мировой капиталисти­ческой системы. Переводные векселя создали новые, бумажные деньги, сломав физические ограничения, связанные с металлическими монетами. Появление системы банков и бумажных денег разрушило феодализм, из­менило систему экономической власти от владения землей до владения акциями и корпорациями. Конец данного этапа ознаменовался отменой золотого стандарта.

В настоящий момент мир вступает в третий этап монетарной исто­рии — эру электронных денег и виртуальной истории. Дж. Везерфорд счи­тает: «Электронные деньги произведут в обществе такие же радикальные и далеко идущие изменения, какие были совершены двумя предыдущими монетарными революциями в свое время».[1]

Невозможно отрицать революционное, принципиальное отличие электронных (безналичных) денег от денег, существующих в виде вещей (монет и банкнот). Именно поэтому попытки описать современные деньги (с учетом приведенного выше деления истории денег на этапы), деньги «третьего поколения», в категориях римского права, относящегося еще к первому этапу существования денег, приводят либо к отрицанию сущест­вования безналичных денег, либо к появлению теорий, не совсем соответ­ствующих их экономической природе и основным категориям права.

Л. А. Лунц, автор ставших классическими трудов о природе денег и денежных обязательств, отмечал: «Раскрытие общего юридического понятия денег... возможно... лишь путем анализа той функции, которую деньги испол­няют в хозяйственной жизни», «экономическое понятие денег всегда ос­тается источником восполнения пробелов юридического определения».[2]

Деньги являются экономической категорией, особым видом универ­сального товара, блага, обладающие совершенной ликвидностью и выполняю­щие функции средства измерения ценности остальных благ (всеобщего эк­вивалента) или средства осуществления расчетов при обмене (средства обмена). Назначение денег заключается в экономии издержек рыночных взаимодействий. Роль денег проявляется в их функциях, которые выражают внутреннее содержание денег (мера стоимости, средство обращения, сред­ство платежа, средство накопления и сбережения и мировые деньги).

Экономисты признают трудности определения денег: «Поскольку деньгами является все, что признается в качестве денег, на практике они принимают различные формы. Кроме того, технологические изменения в банковской сфере приводят к изменению форм денег. По этим причинам трудно точно определить, что такое деньги, и измерить денежную массу».[3] Самым кратким и весьма верным определением, на взгляд автора, является следующее: «Деньги — это Ml» (денежный агрегат, включающий в себя наличность и так называемые чековые вклады).[4] Необходимо отметить, что современное понимание экономистами денег не только как банкнот и монет, но и как безналичных денег появилось только в 40-е годы прошлого века.[5]

Объединяя в одном агрегате наличные и безналичные деньги, эконо­мисты не делают между ними различий. Более того, наличные деньги в составе денежного агрегата Ml входят в агрегат М2 («почти деньги», по определению Макконнелла и Брю) = Ml + бесчековые сберегательные счета и мелкие срочные вклады и далее, в агрегаты МЗ и L. Наличные деньги не имеют каких-либо экономических свойств, отличающих их от безналичных денег.

Определения денег, предлагаемые экономистами, всегда даются через их функции (мера стоимости, средство обращения, средство накопления, мировые деньги) и вряд ли могут быть непосредственно применены в науке гражданского права. Деньги — средство платежа, инструмент, символ или предмет (металлический или бумажный), с помощью которых произво­дятся платежи при передаче ценностей от одного лица другому. Неотъемле­мым качеством денег является их приемлемость в качестве средства платежа за товары и услуги, по долгам, независимо от доверия к конкретной форме или лицу, их предлагающему. Приемлемость конкретных форм денег для уплаты долгов устанавливается законом, который определяет их в качестве законного платежного средства и, следовательно, разрешает должнику предлагать их в погашение своего долга. Главное качество стабильных денег, на которое вправе рассчитывать население и экономическая систе­ма, — это устойчивость их стоимости. Здесь имеется в виду не только ус­тойчивость декларированной стоимости денег, но и их покупательной способности, т. е. стоимости, выраженной в товарах и услугах. Современная монетаристская теория делает акцент на том, что важнейшая функция правительства при управлении денежной системой заключается не в эксплуа­тации денег или вольном обращении с ними, а в обеспечении нейтральности денег при выполнении их функций: во-первых, как меры стоимости, во-вторых, как средства обращения, в-третьих, как средства платежа и, в-чет­вертых, как средства накопления. К числу других свойств, которыми должны обладать деньги, обычно относят их долговечность, делимость, единообразность и узнаваемость.

Под термином «денежная масса» («денежная база») понимаются не только те деньги, которые находятся в обращении (наличные), но и бан­ковские вклады (депозиты до востребования, общие резервы банковской системы), являющиеся основным средством платежа в современных кре­дитных системах.

Денежное обращение (металлические монеты и бумажные деньги) имеет второстепенное значение по сравнению со вкладами до востребования как составной частью денежной массы. С помощью безналичных денег (американский термин «деньги на депозите» — deposit currency) в странах с развитой финансовой системой совершается около 90 % сделок. Безна­личные деньги представляют собой единственную совершенную систему эластичного денежного обращения, автоматически расширяющегося с повышением деловой активности и ростом цен или сокращающегося при спаде активности и снижении цен. Экономисты, к какой бы современной школе или течению они ни принадлежали, не делают различий между налич­ными и безналичными деньгами, объединяя их в один денежный агрегат Ml. Величину мультипликатора депозитов (иными словами, соотношения налич­ных и безналичных денег в экономике) можно проиллюстрировать следую­щими данными. По сведениям Банка Англии, в 1997 г. совокупная денежная масса Великобритании (денежный агрегат М4) составляла 680 млрд.. фун­тов стерлингов, из которых деньги, эмитированные казначейством от имени правительства в виде банкнот и монет, составили всего 25 млрд. фунтов стерлингов, или 3 % всей денежной массы. Эта тенденция просматривается и на большом историческом отрезке времени. В XVIII в. банки Велико­британии, Франции, США создавали примерно 40 % денежной массы, к середине XIX в. данный показатель вырос до 60 %, а в настоящее время составляет от 90 до 97 %.[6]

«Между налично-денежным и безналичным оборотом существует тесная взаимозависимость: деньги постоянно переходят из одной сферы обращения в другую, меняя форму банкнот на депозит в банке, и наобо­рот. Обращение безналичных и наличных денег в совокупности образует единый денежный оборот страны (курсив мой. — К. Т.)».[7] В развитых странах доля безналичных денег в денежном обороте составляет до 95 %, в Рос­сии — 65 %, что обусловлено последствиями кризиса 1998 г., общей эко­номической и политической нестабильностью, недоверием к банковской системе, несовершенством банковских технологий и т. д.

Денежная масса представляет собой совокупный объем покупатель­ных и платежных средств, обслуживающих хозяйственный оборот и при­надлежащих физическим и юридическим лицам, государству. Для расчета совокупной денежной массы в обращении Российской Федерацией пре­дусмотрены следующие денежные агрегаты (показатели объема и структуры денежной массы): агрегат МО — наличные деньги в обращении вне бан­ковской системы; агрегат Ml — равен агрегату МО плюс средства на расчет­ных, текущих и иных счетах, плюс средства Госстраха, плюс вклады в коммер­ческих банках, плюс депозиты до востребования; агрегат М2 (денежная масса) — равен агрегату Ml плюс срочные вклады в Сбербанке; агрегат МЗ включает агрегат М2, депозитные сертификаты и облигации государ­ственных займов.

Кредитные деньги прошли следующую эволюцию: вексель, акцепто­ванный вексель, банкнота, банковские депозиты, чек, электронные деньги, кредитные карточки.

Если с точки зрения экономической науки деньгами является все, что используется в качестве денег, с точки зрения права — то, что в качестве денег прямо указано в законе.

Аристотель писал: «Деньги стали деньгами (nomisma) не по своей внутренней природе, а в силу закона (nomos), и в нашей власти изменить это положение и сделать их бесполезными».[8]

Аналогичной точки зрения придерживаются дореволюционные и со­временные российские ученые: «Полный характер свой деньги получают лишь тогда, когда, обладая внутренней ценностью, т. е. экономической платежной способностью, они обладают и юридической правоспособностью в этом отношении».[9] Пользуясь экономическими свойствами денег, отме­чает Г. Ф. Шершеневич, «государство придает им юридическое свойство — служить законным платежным средством».[10]

Деньги, как число и закон, относятся к категории мышления. Деньги не являются вещью как таковой, не имеют собственной потребительной стоимости, а являются лишь мерой стоимости других вещей. Использова­ние денег происходит лишь в отношениях их обмена на что-либо. Потреб­ление вещи есть использование ее естественных свойств по назначению, «потребление» денег есть использование их социально-экономических функций. К денежным знакам неприменимо и такое понятие, как дели­мость вещи, поскольку здесь имеется в виду ее физическое разделение. Физическое разделение денег влечет их изъятие из оборота в связи с невоз­можностью выполнения функций. Размен денег неравнозначен признанию их делимости. Вместе с тем на денежные знаки может быть распространен режим движимых вещей, определенных родовыми признаками. Режим индивидуально-определенных вещей для денег является исключением (нумизматика, доказательства в уголовном процессе).

Ценные бумаги, валютные ценности, драгоценные камни и металлы как объекты банковской деятельности имеют денежное выражение, осо­бенности правового режима и обращения, но, в отличие от национальной валюты, существующей в безналичной форме, не являются предметом науч­ной дискуссии, в ходе которой высказываются прямо противоположные точки зрения. Автор независимо от других одним из первых предложил свою точку зрения на правовую природу безналичных денег как объекта права собственности.[11]

Статья 128 ГК РФ «Виды объектов гражданских прав» определяет деньги как разновидность вещей, что, естественно, означает признание объектом гражданских прав только наличных денег. Традиционная пози­ция законодателя получает свое развитие и в работах юристов. «В юриди­ческом смысле деньги выступают как предметы, являющиеся объектами гражданских прав и исполняющие в гражданском обороте функцию все­общего обмена, так как это не запрещено законом, а также предметы (кур­сив мой. — К. Т.), изготовленные по определенным законом образцам специализированными государственными предприятиями и признанные государством в качестве единственного законного платежного средства с принудительным по отношению к деньгам курсом, выраженным в нацио­нальной денежной единице — национальной валюте».[12]

Российское гражданское право не видит различий между наличными и безналичными деньгами как средством осуществления расчетов или способом исполнения обязательств. Аргументы противников признания права собственности на безналичные деньги основаны на причинах физи­ческого характера (отсутствие индивидуализированного вещного объекта, невозможность получения из банка тех же самых купюр и т. д.). Подобный подход обусловлен скорее историческим восприятием существования денег исключительно в вещественной форме, чем анализом современных реалий. Ценные бумаги (в том числе в бездокументарной форме) никаких тео­ретических проблем с признанием права собственности на них не вызывают. Клиенты банка сохраняют право собственности как на наличные, так и на безналичные деньги. Банк, выполняя функцию финансового посредника и агента на основании договора банковского счета, лишь способствует пе­реходу права собственности на деньги от одного участника хозяйственного оборота к другому. Выделение различных денежных агрегатов (Ml и др.) имеет только экономический, но никак не юридический смысл, поскольку правовая природа депозитов до востребования и депозитов, размещенных на определенный срок, вкладов граждан и счетов юридических лиц, совер­шенно одинакова (при существовании отличий правового режима отдель­ных видов счетов), и одновременное требование всех клиентов, обращен­ное к банковской системе страны об изъятии депозитов и превращении их в наличные, должно быть удовлетворено. Непредъявление такого требова­ния определяется степенью доверия к банковской системе. Статья 861 ГК закрепляет равноправие наличных и безналичных денег в осуществлении расчетов. Установленные же ограничения на использование наличных денег в расчетах между юридическими лицами вытекают только из экономической ситуации в стране, а не из различий наличных и безналичных денег как средства платежа.

Использование законодателем наряду с понятием «деньги» понятий «денежные средства» или «денежные суммы» носит чисто филологический, а не юридический характер (Словарь русского языка С. И. Ожегова вместе с определением денег как металлических и бумажных знаков определяет деньги и как «капитал, средства»).

Право собственности на наличные деньги (ст. 140 ГК РФ) сомнению не подвергается. Что же происходит с этим правом собственности, когда клиент сдает деньги в кассу банка для зачисления на свой расчетный (вкладной и т. д.) счет?

Л. А. Ханкевич обоснованно, на наш взгляд, считает, что «лицо, пе­редавшее банку свои деньги, остается их собственником, а банк ни при каких условиях собственником переданных ему на хранение и управление денежных средств не становится».[13] Признает право собственности на без­наличные деньги и Л. Г. Ефимова, которая справедливо считает, что при внесении наличных нет перехода права собственности, только изменение формы с наличной на безналичную. Средства остаются в собственности клиента.[14]

Статья 235 ГК РФ, регулирующая основания прекращения права собственности, не содержит оснований, согласно которым можно было сделать вывод о прекращении права собственности у физического или юридического лица, сдающего наличные деньги в банк (равно как ст. 8 и 218 ГК РФ не содержат оснований для возникновения права собственности на деньги клиента у банка).

Действующее законодательство не содержит и норм, регулирующих трансформацию права собственности в обязательственное право, и наоборот. В качестве такого основания не может рассматриваться и договор банков­ского счета.

Договор банковского счета (гл. 45 ГК), на практике называемый чаще всего договором на расчетно-кассовое обслуживание, содержит обя­занности банка принимать и выдавать денежные средства клиента и про­водить операции по его счету. Юридическая цель договора, воля сторон направлены на обеспечение доступа клиента к агентским функциям бан­ковской системы и услугам отдельного банка. В таком договоре не закрепля­ется (и не может быть закреплен) порядок утраты клиентом права собствен­ности на принадлежащие ему деньги и приобретение так называемого права требования.

Соответственно, вполне логичным и обоснованным представляется вывод о том, что экономическая и юридическая природа наличных и без­наличных денег абсолютно идентична, а в законодательстве отсутствуют нормы, регулирующие основания прекращения права собственности клиента на наличные деньги и возникновения «прав требования», «автономных прав» и т. п.

Использование банком привлеченных депозитов (как срочных, так и до востребования) «от своего имени и за свой счет» (п. 2 ст. 5 Закона о бан­ках) не означает возникновения у банка права собственности на привле­ченные депозиты. Участие в хозяйственном обороте «чужими» средствами от своего имени вытекает из особенностей экономической природы банков как финансовых посредников и создателей денег.

Клиент банка (как юридическое, так и физическое лицо) имеет право собственности на наличные и безналичные деньги и может утратить его только по основаниям, предусмотренным действующим законодатель­ством (исполнение договора, решение суда и т. п.). Существование такого права собственности не исключает наличие обязательственных отношений между клиентом и банком по поводу расчетно-кассового обслуживания, кредитования и т. д. Статья 858 ГК РФ и ст. 27 Закона о банках защищают права владельца счета от неограниченного круга лиц, что свидетельствует об абсолютном характере права. Более того, банки обязаны обеспечить охрану прав клиента и несут ответственность в случае ущерба, причинен­ного клиенту неисполнением со стороны банка такой обязанности (на­пример, неправомерное списание, неправомерный арест счета). Вместе с тем банки отвечают по своим обязательствам перед клиентом не только собственным имуществом, но и имуществом других клиентов, что вытека­ет из особенностей их деятельности как финансовых посредников.

Отнесение в ст. 128 ГК РФ денег к вещам не противоречит признанию права собственности на безналичные деньги, поскольку с точки зрения законодателя и практики возможно существование других объектов права собственности, не имеющих материальной формы (акции в бездокумен­тарной форме, например). При этом выписка с расчетного счета, не являясь титулом собственности, выполняет те же функции, что и сертификат на бездокументарные акции, не являющийся ценной бумагой.

При анализе правовой природы новых объектов гражданских прав, особенно появившихся в результате достижений научно-технического прогресса, крайне важно уяснение сущности нового явления. В. В. Витрянский совершенно справедливо отмечает, что, «учитывая потребности имущественного оборота, необходимо отказаться от антагонизма доку­ментарной и бездокументарной форм выпуска ценных бумаг и акцентиро­вать внимание не на различии между ними, а, напротив, на несомненном их сходстве и общих чертах».[15] Далее автор говорит о тождестве сущности (выделено В. В. Витрянским) эмиссионных ценных бумаг обеих форм вы­пуска. Форма ценной бумаги (документарная или бездокументарная) с чисто юридико-технической точки зрения дает возможность или, напротив, создает невозможность применять те или иные правила, рассчитанные исключительно на такие объекты гражданских прав, как вещи или иные имущественные права.

«Таким образом, при совершении сделок, в том числе при заключении договора доверительного управления, с эмиссионными ценными бумагами документарной и бездокументарных форм выпуска необходимо исходить из единого объекта таких сделок (неразрывная совокупность прав) и единой сущности эмиссионных ценных бумаг. Что касается отличий в правовом режиме указанных ценных бумаг, то они оправданны только в том случае, если вытекают из ценной бумаги».[16]

Представляется, что вывод о приоритете сущности над формой при анализе юридической природы вполне применим и к деньгам.

Выделение денег в качестве особого объекта доверительного управ­ления (п. 2 ст. 1013 ГК) В. В. Витрянский не без оснований объясняет по­вышенным риском утраты имущества, переданного в доверительное уп­равление, в сочетании с отсутствием стабильности в банковской системе и пренебрежительным отношением к клиентам и к чужому имуществу. Вместе с тем нельзя согласиться с отрицательным отношением В. В. Витрянского к включению доверительного управления деньгами в число бан­ковских сделок.[17] Среди других участников российского финансового рынка именно банки характеризуются наибольшими гарантиями для клиен­тов (фонд обязательного резервирования), строгостью лицензирования и надзора, профессионализмом сотрудников и т. п. Конечно, банки как органичная часть финансового рынка не свободны от общих проблем, в том числе и от пренебрежительного отношения к чужому имуществу, но все же наиболее громкие скандалы в финансовой сфере связаны с так называемыми финансовыми компаниями, примеры которых приводит ав­тор (МММ, «Русский дом "Селенга"» и т. д.). Соглашаясь с предложением В. В. Витрянского о необходимости введения специальных правил, изме­няющих (применительно к доверительному управлению денежными сред­ствами) действие общих правил о доверительном управлении имуществом, хотелось бы добавить, что неотъемлемой частью специального регулиро­вания доверительного управления денежными средствами должно быть ог­раничение субъектного состава доверительных управляющих (профессио­нальные участники финансового рынка, и в первую очередь банки). При этом специальное регулирование необходимо только в том случае, когда денежные средства являются самостоятельным объектом управления.

Сама постановка вопроса о природе безналичных денег вызвана раз­личием в форме их существования. Между тем в качестве именно денег, а не формы их существования как наличные, так и безналичные денежные средства выполняют совершенно одинаковые экономические и юридичес­кие функции.

Деньги необходимо рассматривать в качестве самостоятельного объекта гражданских прав. Подобный подход обусловлен специфической природой денег как объекта прав, наличием различных форм их существования (при единстве экономической и юридической природы), функциями, выпол­няемыми деньгами в гражданском обороте.

С точки зрения гражданского права совершенно безразличны физи­ческие характеристики денег (бумажные, электронные или металлические, медные или золотые). Содержание права собственности (объем правомочий собственника) не зависит от физических характеристик вещи. Объектом гражданского правоотношения являются деньги как явления объективной действительности, вне зависимости от формы их существования (наличной или безналичной). Когда мы говорим о деньгах как объекте права, то учи­тываем условность категории «объект права», так как «существует единый и единственный объект правомочия и обязанности, а стало быть, и объект правоотношения — человеческое поведение, деятельность или действия людей».[18] «Ясно, что никакого правового режима вещей на самом деле быть не может. В действительности правовой режим устанавливается не для вещей, а для связанного с ними поведения людей».[19]

Признание вещей объектами гражданских прав является фикцией, обусловленной необходимостью простоты и ясности правового регулиро­вания хозяйственного оборота. Неразрывность связи поведения людей в отношении вещей с самими вещами обусловила возможность упрощения на уровне закона, выразившегося в признании объектом гражданского права вещи, а не права на вещь. Наличные деньги, несомненно, относя­щиеся к явлениям материального мира, среди объектов права вполне мо­гут считаться «фикцией в квадрате».

Самое принципиальное отличие денежных знаков от вещей заключается в том, что в силу объективной природы денег такие знаки не могут исполь­зоваться в качестве предмета подавляющего большинства гражданско-правовых сделок (предметом сделок являются товары, а не деньги). Деньги нельзя купить, они не удовлетворяют естественных потребностей человека.

Интересную точку зрения на правовую природу денег предлагает Ф. С. Карагусов, который считает, что деньгами «действительно должны признаваться только соответствующие обязательства государства. Формами же этих обязательств могут быть две. Первая форма в настоящее время наиболее полно урегулирована законом и определена как денежные знаки. Вторая форма представляет собой запись по банковскому счету (и то не по всякому) о балансовом остатке владельца денег... безналичными деньгами действительно являются именно безусловные обязательства Националь­ного Банка (Казахстана. — К. Т.), удостоверенные записями по банковским счетам в банках второго уровня... их владелец, одновременно с тем, что он является кредитором государства по этим деньгам, также приобретает обязательственное право требования к этому коммерческому банку».[20]

Безусловно, признание каждого вкладчика кредитором Националь­ного (Центрального) банка на сумму вклада, а государства — должником (в том числе в случаях инфляции, дефолта и т. п.) является весьма привле­кательной для каждого вкладчика идеей. Однако социальные утопии (при­знание государства должником по эмитированным деньгам), не учитываю­щие функций денег и истории их развития, не могут быть положены в основание юридических конструкций. Появление денег, их новых форм — результат развития товарного хозяйства, государство лишь закрепляет их роль, придавая им статус законного платежного средства. История денег знает немало примеров, когда «законные платежные средства» не могли выполнять функции денег в экономике.

Имея деньги на своем банковском счете, субъект права имеет не право требования к банку, а именно деньги в определенной сумме в безналичной форме, которые он может практически в любой момент превратить в на­личные, использовать в качестве средства платежа по сделке или иным образом в соответствии с действующим законодательством. Право требо­вания возникает только в случае невыполнения банком своих обяза­тельств по договору как способ защиты нарушенного права собственности на деньги. Право собственности на деньги возникает только у владельца расчетного, текущего и корреспондентского счета. Договор вклада, являю­щийся разновидностью договора займа, влечет переход денег в собствен­ность банка и возникновение у вкладчика права требования возврата денег и уплаты процентов.

Анализируя правовую природу безналичных денег, Л. А. Новоселова приходит к выводу, «что при безналичных расчетах в качестве средства платежа используется имущество в форме абстрактного, безусловного и не ограниченного права требования к банку о выдаче (выплате) по первому требованию денег (право на деньги), зафиксированного посредством бух­галтерских записей, ведущихся банком».[21]

Приверженность к традиционному пониманию денег только как вещей, понимание безналичных денег как разновидности, а не формы денег и приводит к появлению столь сложных и, на наш взгляд, внутренне крайне противоречивых конструкций, как «имущество в форме абстрактного... права требования».

Юридическое понимание денег в силу известной инерционности пока не претерпело изменений, соответствующих новым функциям без­наличных денег в экономике. Безналичные деньги с точки зрения своих функций являются такими же деньгами, как монеты и банкноты. Физи­ческая форма денег после отмены золотого стандарта с учетом современ­ных технологий утратила свое юридическое значение (как и применение по отношению к деньгам категорий, характеризующих вещи: потребляе­мость, делимость и др.). Их доля в общем объеме платежей неуклонно растет, и они представляют собой лишь другую форму существования одного объекта права. Признание в юридической науке денег как единого объекта права, существующего в двух формах (наличной и безналичной), с единым режи­мом собственности, позволит устранить необходимость создания конст­рукций, пытающихся объяснить трансформацию права собственности на наличные деньги в «право требования».

Л. А. Новоселова считает: «Более обоснованным является выделение в качестве самостоятельных объектов гражданских прав денег в традицион­ном юридическом значении (наличные денежные знаки), правовой режим которых определяется ст. 128, 135, 140, 302 ГК РФ, ст. 25 Закона о Цент­ральном банке, и "денежных средств" на банковских счетах и расчетах, правовой режим которых определяется в основном положениями, закреплен­ными в главах 45 и 46 ГК РФ, и иными нормами, регулирующими порядок безналичных расчетов». Далее Л. А. Новоселова пишет: «...признание рассматриваемых активов деньгами в экономическом смысле не свидетель­ствует о том, что это одинаковые виды имущества. Если и то и другое — деньги, очевидно, что это разные виды денег, с различным правовым ре­жимом. Использование понятия "деньги" во всех случаях как родового для понятий "наличные деньги" и "денежные средства на банковских счетах" представляется некорректным, поскольку в силу сложившихся традиций (курсив мой. — К. Т.) гражданское законодательство обозначает термином "деньги" наличные денежные знаки и определяет их особый режим как разновидности материальных вещей».[22]

Н. Д. Эриашвили также пишет о видах денег: «Налично-денежное обращение осуществляется при помощи различных видов денег: банкнот, металлических монет, иных кредитных инструментов — векселей, банков­ских векселей, чеков, кредитных карточек (курсив мой. — К. Г.)».[23]

Построение теоретических конструкций с учетом «сложившихся тра­диций» (особенно весьма давних) не всегда бывает успешным. Не сущест­вует «разных видов» денег, «самостоятельных объектов», родового понятия «деньги», существуют просто деньги в двух формах — наличной и безна­личной. И требование клиента к банку о выдаче средств не становится бессмысленным, так как «те же» деньги клиент имеет в виде остатка средств на счете. Банк, выступая в качестве финансового посредника и получая наличные деньги от клиента, преобразовывает их в безналичную форму как более технологичную для расчетов, кредитования и т. п. Требуя выдать средства со счета, клиент требует преобразовать его деньги из без­наличных в наличные, при этом банки получают вознаграждение за изме­нение формы денег (плата за пересчет наличных, за выдачу наличных, за перевод на другой счет). Теоретически ничто не препятствует банку хра­нить наличные деньги, полученные от каждого клиента, в отдельных мешках и осуществлять расчеты, перевозя эти мешки, как было на заре банков­ского дела. Развитие технологий, особенно электронных, привело к при­знанию экономистами «средств на счете» деньгами и неизбежно приведет к признанию и юристами существования двух форм денег и необходимости их выделения как особого объекта гражданского права. Представляется, что с помощью традиционного понимания денег как разновидности ве­щей описать электронные платежи и правовой режим безналичных денег невозможно просто в силу того, что традиционное понимание формиро­валось в то время, когда современные формы платежей и иных видов бан­ковской деятельности еще не существовали.

Неоднозначен также и ответ на вопрос, что является объектом денежного обязательства с использованием безналичных денег. Л. А. Лунц считает, что «в капиталистических условиях, как бы ни были распространены без­наличные расчеты, они не изменяют содержания денежного обязательства, объектом которого остаются всегда наличные деньги».[24] Д. Г. Лавров вклю­чает в понятие «деньги» как предмета денежного обязательства наличные и безналичные деньги.[25] В. В. Витрянский считает, что «при совершении различных сделок с безналичными денежными средствами объектами та­ких сделок являются отнюдь не деньги, а права требования к банку по осу­ществлению операций и услуг в рамках определенной денежной суммы, в том числе и по выдаче суммы («право на деньги»).[26]

Признание единства экономической и юридической природы денег, существующих в двух формах, неизбежно приводит нас к выводу, что объектом денежного обязательства являются деньги, существующие в на­личной или в безналичной форме, и в рамках одного обязательства могут использоваться обе формы.

Итак, относительно правовой природы денег как объекта гражданских прав и объекта денежных обязательств можно сформулировать следующие выводы.

Правовая природа денег обусловлена их экономическими функци­ями. С точки зрения экономики и экономической науки различий между наличными и безналичными формами денег не существует, они объединены в один денежный агрегат и выполняют одинаковые функции, при этом роль безналичных денег в экономике постоянно растет.

Наличная и безналичная форма существования денег являются именно формами единого по сущности экономического явления, а не раз­личными видами денег. Правовое регулирование должно исходить из при­знания единой сущности денег.

С точки зрения гражданского права наличные и безналичные деньги равнозначны как средство платежа и способ исполнения обязательства. Отнесение наличных денег к вещам является данью традиции и своего рода фикцией, так как функции денег в обороте существенно отличаются от свойств вещей (делимость, потребляемость, движимость и замени­мость).

Значение денег для хозяйственного оборота, единство сущности двух форм денег обусловливает необходимость их выделения в качестве самостоятельного объекта гражданских прав, что позволит не только за­крепить равноправие и значение безналичных денег в обороте, но и избе­жать необходимости создания искусственных юридических конструкций ради сохранения традиций.

Предметом денежных обязательств, основных сделок, составляю­щих существо банковской деятельности, являются деньги, существующие в одной из двух форм — наличной или безналичной.



* Кандидат юрид.наук, доцент Юридического института ДВГУ. ©К. Т. Трофимов, 2004.

[1] Везерфорд Дж. История денег: Борьба за деньги от песчаника до киберпространства. М, 2001. С. 7.

[2] Лунц Л. А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М., 1999. С. 24.

[3] Миллер Р. Л., Ван-Хуз Д. Д. Современные деньги и банковское дело. М., 2000. С. 62.

[4] Макконел К. Р., Брю С. Л. Экономикс: принципы, проблемы и политика: В 2 т. М., 1996. Т. 1. С. 265.

[5] Долан Э. Дж., Кэмпбелл К. Д., Кэмпбелл Р. Дж. Деньги, банковское дело и денеж­но-кредитная политика. М., 1996. С. 40—41.

[6] Минервин И. Г. Реферат книги Роуботама М. Исследование современных денег, долго­вого рабства и деструктивной экономической теории //Банки: мировой опыт. 1999. № 1.С. 2).

[7] Голикова Ю. С, Хохленкова М. А. Банк России: организация деятельности. Кн. 1. М., 2000. С. 131. — См. также: Общая теория денег и кредита: Учебник для вузов/ Под ред. Е. Ф. Жукова. М., 1998. С. 118-119.

[8] Энциклопедия банковского дела и финансов. Саратов, 2001. С. 290.

[9] Лебедев В. А. Бумажные деньги. Речь в С.-Петербургском университете 8 февраля 1889 г. // Финансовое право: Учебник. М., 2000. С. 410.

[10] Шершеневич Г. Ф. Учебник торгового права. М., 1994. С. 171.

[11] Трофимов К. Т. Безналичные деньги. Есть ли они в природе? // Хозяйство и пра­во. 1997. № 3.

[12] Эриашвили Н. Д. Финансовое право. М., 1999. С. 528.

[13] Ханкевич Л. А. Банковское право Республики Беларусь: Практическое пособие. Минск, 2000. С. 32.

[14] Ефимова Л. Г. Правовые проблемы безналичных денег // Хозяйство и право. 1997. № 2. С. 48-49.

[15] Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М., 2002. С. 873.

[16] Там же. С. 874.

[17] Витрянский В. В. Договор доверительного управления имуществом. М., 2001. С. 167-189.

[18] Иоффе О. С. Правоотношение по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. М., 2000. С. 589.

[19] Иоффе О. С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 221.

[20] Карагусов Ф. С. Ценные бумаги и деньги в системе объектов гражданских прав. Алматы, 2002. С. 286-287.

[21] Новоселова Л. А. Проценты по денежным обязательствам. М., 2000. С. 17.

[22] Там же. С. 20-22.

[23] Эриашвили Я. Д. Финансовое право. С. 532.

[24] Лунц Л. А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве С. 157.

[25] Лавров Д. Г. Денежные обязательства в российском гражданском праве. СПб., 2001. С. 30.

[26] Витрянский В. В. Договор доверительного управления имуществом. С. 174.

Источник: http://legallib.ru/


Контактная информация © International Board of Independent Lawyers
© Международная Ассоциация Независимых Юристов
WWW.AVAR.RU  - Юридические услуги
Документ
HELP.ru - Регистрация ООО в Москве