О нас Наши партнеры Отдел по недвижимости Новости Третейский суд Услуги Статьи и публикации Публикации о торгах Мероприятия Комиссия по правовой помощи и рассмотрению обращений иностранных граждан Контактная информация
   
Проверка членов IBIL

Поиск осуществляется по полям Ф.И.О + Дню Рождения или по ID.
Ф.И.О нужно вводить на английском языке.

Фамилия:
Имя:
Отчество:
Д.Р.: Д   М   Г
или ID:

 
 Запомнить данные авторизации на этом компьютере



Роль отступного в защите прав кредитора Надежда Красноярова

 Вопрос о том, носит ли соглашение об отступном реальный или же консенсуальный характер, ни в доктрине, ни в судебной практике однозначного разрешения не получил. В то же время практические последствия решения данной проблемы включают в себя возможность эффективной защиты прав кредитора.

     Толкование легального определения соглашения об отступном в литературе довольно спорно. Точка зрения, согласно которой соглашению об отступном свойственен характер консенсуальной сделки, имеет многочисленных сторонников (Рохлин А. Юридические особенности отношений из отступного // Хозяйство и право. 2002. № 7. С. 54; Бациев В.В. Обязательство, осложнённое условием об отступном (замене исполнения). М., 2003. С. 100). О.Ю Шилохвост, ранее утверждавший в монографии о консенсуальности подобных соглашений (Шилохвост О.Ю. Отступное в гражданском праве России. М., 1999. С. 141), позднее в комментарии к главе 26 ГК РФ расценил неоднозначным определение в ст. 409 ГК РФ юридической природы сделки об отступном (Комментарий к ГК РФ ч. 1 (постатейный) / отв. ред. О.Н. Садиков. (автор гл. 26 – О. Ю Шилохвост). М., 2002. С. 776.).

     Между тем в договорной практике стороны предпочитают оформлять отступное как реальный договор. Например, соглашения об отступном к кредитному договору и акты сдачи-приёмки товаров на сумму основного долга и процентов по этому соглашению сторонами составляются в один и тот же день (Постановление Президиума ВАС РФ от 06. 05. 97 № 663/96). В международном обороте момент оплаты отступного определяется аналогичным образом (решение МКАС при ТПП РФ от 28 05. 2002 № 56/2001). В Постановлении ФАС ЦО от 20.02.2001 № А 54-1068/98-С15-С9 суд не признал подписанное соглашение в качестве отступного, так как оно не соответствовало требованиям законодательства (ст. 168 ГК РФ), поскольку другого (замещающего) исполнения должником сделано не было.

     Полагаем, что лишь буквальное толкование понятия первой нормы ст. 409 ГК РФ: «предоставление взамен исполнения отступного», соответствует смыслу и цели данной статьи и реальный характер соглашения об отступном закреплен в этом определении. Кроме того, ст. 409 ГК РФ может выполнять функцию регулятора преобразования исполнения обязательства стороной в статусе должника только при буквальном толковании определения соглашения как реального.

     На возможность замены первоначальной имущественной ценности на «отступную» в виде выполнения работ и оказания услуг прямая ссылка в ст. 409 ГК РФ вообще отсутствует. По данным опубликованной правоприменительной практики видом предоставления взамен неисполненного обязательства выполнение работ и оказание услуг не являются. В виде отступного предоставляются только денежные средства, товары, недвижимое имущество, автотранспортные средства, векселя (ГК РФ с постатейным приложением судебной практики ВС РФ, ВАС РФ и ФАС округов / сост. Н.Н. Аверченко. М., 2005. С. 710-713; Сарбаш С.В. Арбитражная практика по гражданским делам: Конспективный указатель по тексту ГК. М., 2000. С. 390-392).

     ГК РФ из предположения о разумности действий субъектов гражданского права в ст. 409 предоставил сторонам обязательства право самостоятельно определять вопросы предоставления отступного. В том числе, когда обязательство нарушено должником и кредитор вправе выбирать между реституцией как последствием одностороннего отказа от исполнения договорных обязательств и отступным как последствием собственного отказа от реализации права требования исполнения обязательства.

     Кредитор без защиты

     В литературе обосновано отмечается, что у продавца, исполнившего определенные обязанности перед другой стороной обязательства, остается нереализованным и поэтому сохраняется право требования к покупателю об оплате товара (Рожкова М.А. Мировая сделка: использование в коммерческом обороте. М., 2005. С. 269). Но если исполнение первоначального обязательства не состоялось, право требования кредитора к должнику о надлежащем исполнении не прекращается, а преобразовывается в иное требование кредитора. Не основаны на законодательстве противоположные утверждения, что кредитор ни при каких обстоятельствах не приобретает права требования предоставления отступного (Бациев В.В. Обязательство, осложненное условием об отступном (замене исполнения). С.50.), кредитор может только согласиться принять от должника отступное за отказ от первоначального исполнения (Шилохвост О.Ю. Отступное в гражданском праве России. С. 144.).

     Нередко кредитор вынужденно соглашается на истребование в качестве отступного материальных благ меньшей ценности, чем ценность тех, на которые он рассчитывал. Объяснение этой тенденции связывают с нестабильностью рыночных отношений (Научно–практический комментарий к ГК РФ, ч. 1; под ред. В.П. Мозолина и М.Н. Малеиной. М., 2004. (автор - Богачева Т.В.) С. 758). Хотя можно привести веские аргументы в обоснование того, что проблемы в системе защиты прав кредитора в деловом обороте создаются не столько законом, сколько судебной практикой, преимущественно разделяющей взгляды российской доктрины на отступное как консенсуальную сделку.

     Законодатель прямо не закрепил принцип эквивалентности между первоначальным предметом исполнения и отступным. Поэтому кредитор оказывается без средств правовой защиты при предоставлении, например, объекта со скрытыми дефектами, если в деловой практике сторон не принято предоставления ему скидки с цены товара в отношении однородных (взаимозаменяемых) товаров или отступной товар не является аналогичным.

     Причиной толкования размера отступного без учета экономического смысла замены исполнения обязательства может являться верно подмеченная В.В. Бациевым подмена понятия «отступное» понятием «исключительная неустойка» в п. 3 ст. 396 ГК РФ (Бациев В.В. Обязательство, осложненное условием об отступном (замене исполнения). С. 46.). Возражения по поводу обоснованности признания в российском праве неустойки в качестве разновидности отступного исчерпывающе мотивированы в научной литературе. Однако норму п. 3 ст. 396 следует исключить из ГК РФ и по другому юридическому мотиву. Она не привносит ясность в юридическую связь кредитора и должника. Лишение кредитора прав на реституционное требование при его отказе от принятия исполнения при существенном нарушении договора будет с неизбежностью вытекать из дословных формулировок оговорки об отступной неустойке.

     Оказалось, что институт отступного при закреплении его в ГК РФ как не направленного в целом на исключительное регулирование отношений сторон при неисполнении обязательства должником фактически обнаруживает неспособность противостоять недобросовестности должника именно в таких ситуациях. Из-за искажений толкования воли российского законодателя относительно сделки об отступном как консенсуальной должник получает неоправданную отсрочку даже для исполнения трансформированного обязательства, а кредитор, напротив, не имеет в результате подписания соглашения об отступном гарантий его реального исполнения.

     Подход к соглашению по ст. 409 ГК РФ как к консенсуальному объективно усложняет разрешение спора по существу, так как возлагает, не на кредитора, а на суды выяснение наличия у должника квартир в натуре на момент заключения сделки об отступном (постановление Президиума ВАС РФ от 20.04.99 № 7266/98), прав требования к третьему лицу по агентскому договору (Постановление Президиума ВАС РФ от 13.02.02 № 7223/98), отсутствие возбуждения производства по делу о несостоятельности должника (Постановление Президиума ВАС РФ от 30.10.01 № 265/01), направленность волеизъявления стороны, предлагающей взамен прежнего исполнения заложенное имущество (Постановление Президиума ВАС РФ от 11.11.97 № 4462/97).

     Формирование подходов арбитражных судов к разрешению вопросов отступного также усложняется без надобности. Например, по одному из дел арбитражному суду пришлось провести детальный анализ договора залога, заключенного сторонами в один день и до наступления срока возврата кредита и предусматривающего передачу заложенного имущества залогодержателю по договору о добровольной передаче имущества на погашение задолженности по кредитному договору и договора о добровольной передаче в собственность заложенного имущества чтобы, наконец, определить, что волеизъявление сторон было направлено на погашение долга путем отступного (Постановление Президиума ВАС РФ от 11. 11. 97 № 4462/97).

     Таким образом, для защиты прав кредитора в деловом обороте вторая норма статьи 409 ГК РФ нуждается в редакционных изменениях в сторону безусловного определения реального характера соглашения об отступном при нарушении договорного обязательства должником.

     Зарубежный опыт

     Необходимость дополнения положений ГК РФ об отступном в деловом обороте можно аргументировать анализом соответствующих норм иностранных правовых систем. § 359 ГГУ и прежде запрещал оговоренный под условием платежа отказ от договорных обязательств, если платеж не будет уплачен до заявления об отказе или одновременно с ним, а другая сторона на этом основании немедленно отклонит сделанное заявление. В связи с реформой обязательственного права § 353 ГГУ отказ от договора связывает, как и прежде, с платежом до отказа от договора, который и в современном юридическом переводе на русский язык указанного положения в новой редакции ГГУ определен как отступное.

     Часть 2 ст. 1800 ГК Квебека не менее определенна: «Замена исполнения считается совершенной только после передачи имущества». Надо признать, что указанные правовые системы определением сделки об отступном как реальной дают кредитору простой и справедливый правовой стандарт для защиты своих прав.

     Исходя из превалирующего в России подхода к соглашениям об отступном как консенсуальным, размер отступного в деловых отношениях оказался поставленным в зависимость от уровня правового сопровождения таких сделок. Если стороны предусмотрели предоставление отступного по частям, при предоставлении части отступного обязательство прекращается пропорционально фактически предоставленному отступному (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 102).

     Однако ГК РФ регулирует прекращение первоначальных обязательств должника при предоставлении замены, а не при предоставлениях замены, понимая замену исполнения как один акт.

     Если в соглашении об отступном стороны не выразили явно свою волю на полное или частичное прекращение обязательств и ее выявление судом оказалось невозможным, то тогда обязательство по оплате услуг из договора возмездного оказания услуг, даже когда стоимость предоставляемого отступного меньше долга по основному обязательству, прекращается полностью. Логику и этой сентенции понять трудно. По римскому праву замена исполнения могла быть косвенной, по принуждению, только в отношениях между родственниками (Бартошек М. Римское право: (Понятия, термины, определения). М., 1989. С. 98, 222.).

     К тому же неясно, исследовался ли вопрос о том, кто из деловых контрагентов разрабатывал проект соглашения. Согласно известному правилу contra proferentem в случае сомнения относительно значения не согласованного условия договора предпочтение отдается толкованию, которое противоположно интересам предложившей его стороны (ст. 5: 103 Принципов европейского договорного права). Буквальное следование за формулировками договора об отступном без учета указанного замаскированного замысла должника препятствует защите кредитором своих прав.

     Слово за практикой

     Следует выработать правильную практику применения ст. 409 ГК РФ. Высшие судебные инстанции должны занять позицию поддержки пострадавшего кредитора и не давать чрезмерных преимуществ стороне, обязанной оплатить отступное. Для этого достаточно признавать несостоявшимся отказ от исполнения договорных обязательств без реальной, одномоментной с ним, предоплаты отступного кредитору.

     Вопрос о том, распространяется ли действие вышеуказанной статьи ГК РФ только на реальные договоры об отступном, представляет собой не просто академический интерес. Его решение в правоприменении имеет далеко идущие последствия для устранения в отношении кредитора несправедливости при особом способе прекращения обязательства. Представляется, что преобразованное обязательство, по мнению не только закона, но и судов, должно исполняться должником не на основе формального согласования по консенсуальной модели соглашения об отступном, а по реальному трансформационному договору об отступном.

 

Источник: http://www.yurhelp.ru/



Контактная информация © International Board of Independent Lawyers
© Международная Ассоциация Независимых Юристов
WWW.AVAR.RU  - Юридические услуги
Документ
HELP.ru - Регистрация ООО в Москве