О нас Наши партнеры Отдел по недвижимости Новости Третейский суд Услуги Статьи и публикации Публикации о торгах Мероприятия Комиссия по правовой помощи и рассмотрению обращений иностранных граждан Контактная информация
   
Проверка членов IBIL

Поиск осуществляется по полям Ф.И.О + Дню Рождения или по ID.
Ф.И.О нужно вводить на английском языке.

Фамилия:
Имя:
Отчество:
Д.Р.: Д   М   Г
или ID:

 
 Запомнить данные авторизации на этом компьютере



"Личность имеет значение" Елена Карсетская

Статья 383 ГК РФ называет два основания, когда уступка прав не допускается. Однако эта норма не определяет исчерпывающим образом круг требований, которые не могут переуступаться. Прояснить ситуацию помогает судебная практика.

     Невозможность суброгации

     К страховым организациям, выплатившим страховое возмещение по договору страхования жизни или здоровья гражданина, не переходит право требования к причинителю вреда в порядке суброгации, поскольку право требования неразрывно связано с личностью кредитора (застрахованного лица). К такому выводу приходят арбитражные суды.

     Например, в результате дорожно-транспортного происшествия были нанесены травмы водителю организации 1. Виновным в ДТП был признан водитель организации 2. Организация 1 выплатила своему водителю пособие по временной нетрудоспособности за счет средств ФСС РФ.

     Отделение ФСС обратилось в арбитражный суд с иском к организации 2 с требованием о взыскании с нее выплаченных средств в порядке суброгации.

     Согласно ст. 8 Федерального закона от 16.07.99 № 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» пособие по временной нетрудоспособности является одним из видов страхового обеспечения. Данное страхование относится к личному страхованию жизни и здоровья гражданина и в силу ст. 383 ГК РФ у ФСС РФ нет правовых оснований для взыскания выплаченного застрахованному лицу страхового обеспечения в порядке суброгации (Постановление ФАС ЦО от 11.05.2006 № А14-9127/2005/30/5/27). Аналогичный вывод содержится в Постановлении ФАС СЗО от 23.10.2006 № А05-3869/2006-2.

     Однако ничто не мешает страховой организации, если она выплатила страховое возмещение по договору страхования имущества, взыскать выплаченную сумму с причинителя вреда в порядке суброгации. В этом случае ст. 383 ГК РФ неприменима, так как в данной ситуации отсутствует связь с личностью кредитора (постановления ФАС МО от 16.03.2006 № КГ-А40/10673-05-ж, от 20.04.2006 № КГ-А40/3120-06).

     Запреты трудовых отношений

     Если право требования основано не на гражданско-правовом, а на трудовом договоре, то оно не может быть передано третьему лицу на основании договора цессии. Именно к такому выводу пришел ФАС ЦО в Постановлении от 26.04.2006 № А14-10094/2005/412/19.

     Гражданин Н. являлся работником организации 1. Дополнительным соглашением к трудовому договору организация 1 обязалась предоставить своему работнику Н. квартиру.

     Квартира не была предоставлена, и гражданин Н. уступил свое право требования стоимости квартиры организации 2.

     ФАС ЦО указал, что гражданин Н. получил права на квартиру на основании трудового договора. А трудовые отношения основаны на личности кредитора. Соответственно переуступка права требования стоимости квартиры не допускается в силу ст. 383 ГК РФ.

     Существенный кредитор

     От «высокоперсонифицированных» прав требования следует отличать права требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. Уступка таких требований может быть произведена лишь с согласия последнего (п. 2 ст. 388 ГК).

     В качестве примера показательным является следующее дело. В результате дорожно-транспортного происшествия был поврежден автомобиль, принадлежащий гражданину Б.

     Гражданин Б. обратился в страховую компанию с заявлением о возмещении ему вреда, причиненного гражданином Д., застраховавшим свою гражданскую ответственность в данной компании.

     Одновременно гражданин Б. заключил с ЗАО (новым кредитором) договор уступки права требования, в соответствии с которым новому кредитору было передано право требования со страховой компании суммы ущерба.

     Договор цессии был признан судом ничтожной сделкой по следующим основаниям.

     В договорах страхования ответственности (за причинение вреда и договорной) выгодоприобретатель назначен законом и не может быть изменен волеизъявлением сторон.

     Суд посчитал имеющим значение личность потерпевшего (выгодоприобретателя) в правоотношениях сторон по обязательному страхованию ответственности и указал, что право требования к страховщику не может быть передано другому лицу.

     В силу п. 2 ст. 388 ГК РФ не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (Постановление ФАС ЗСО от 10.04.2007 № Ф04-1803/2007(32874-А03-12)).

     Наличие встречных обязательств

     Личность кредитора будет иметь существенное значение для должника и в том случае, если между ними заключен смешанный договор, подразумевающий выполнение определенных обязательств как одной, так и другой стороной договора.

     В качестве примера можно привести следующее дело. Предприниматели (заимодавцы) заключили договор займа с заемщиком. По условиям договора займа заемщик должен использовать полученные средства на строительство торговых павильонов. После окончания строительства павильонов он обязан заключить с заимодавцами договоры аренды торговых мест.

     Договоры аренды были заключены. По условиям договоров аренды заемщик-арендодатель обязался ежемесячно производить зачет части арендной платы предпринимателей в счет погашения средств, полученных по договорам займа.

     Предприниматели уступили свое право требования по договору займа цессионарию. Однако суд признал данную сделку недействительной по следующим основаниям. Между предпринимателями и заемщиком были заключены договоры займа и договоры аренды, при этом существует взаимосвязь этих договоров. По договорам цессии предприниматели передали часть своего обязательства — право требовать возврата суммы займа, однако при этом не выбыли из обязательства по уплате арендных платежей. В смешанном обязательстве займа и аренды, связывающем заемщика и предпринимателей, перемены лиц не произошло. Именно поэтому договоры цессии были признаны недействительными (Постановление ФАС СКО от 21.03.2007 № Ф08-1279/2007).

     Однако в том случае, если по условиям договора существует возможность прекращения обязательства должника перед первоначальным кредитором путем проведения зачета встречного требования, данный факт не является безусловным основанием для применения п. 2 ст. 388 ГК РФ (Постановление ФАС СЗО от 22.06.2006 №А05-12096/2005-32).

     Независимый исполнитель

     Бывает множество ситуаций, когда, по мнению должника, личность кредитора имеет для него существенное значение. Чаще всего существенной для должника является личность исполнителя по договору поручения, договору оказания услуг и т.п. Однако суды часто не признают это значение существенным.

     Например, стороны заключили договор на выполнение проектных работ. Исполнитель переуступил свое право требования оплаты выполненных работ цессионарию. В свою очередь, заказчик стал настаивать на том, что для него личность исполнителя имеет существенное значение, поэтому договор цессии заключен быть не может. Суд указал, что право требования исполнения обязанности должником по оплате выполненных проектных работ не ставится в зависимость от личности кредитора, в связи с чем согласия должника об уступке права требования не требуется (Постановление ФАС ВСО от 31.01.2006 № А33-7187/05-Ф02-51/06-С2).

     Так же рассуждают суды и в отношении оказания консультационных услуг.

     К примеру, консалтинговая компания заключила договор поручения с доверителем, по условиям которого приняла на себя обязательство по представлению интересов доверителя в споре о взыскании задолженности в суде.

     Свои обязательства консалтинговая компания выполнила и передала свое право требования долга с доверителя цессионарию.

     При этом поручение консалтинговая компания выполнила лично, а по договору цессии было передано только право требования долга, а не право на совершение юридических действий во исполнение поручения. Поэтому никакие протесты доверителя о том, что договор цессии является недействительным, арбитражный суд не принял во внимание (Постановление ФАС УО от 16.03.2006 № Ф09-1605/06-С6).

     Должник — государство

     Даже в том случае, если должником является государство в лице Министерства финансов России и право требования возникло у кредитора в результате применения определенных льгот, данное право может быть передано кредитором другому лицу.

     МУП передало право требования дебиторской задолженности к Минфину России, возникшее в результате предоставления МУП предусмотренных Федеральным законом от 12.01.95 № 5-ФЗ «О ветеранах» льгот по оплате услуг по сбору и вывозу твердых бытовых отходов.

     Минфин России сослался на то, что финансирование расходов за предоставленные льготы осуществляется из федерального бюджета целевым назначением организациям, которые фактически оказывали эти услуги, поэтому уступка права требования невозможна в силу п. 2 ст. 388 ГК РФ.

     Однако суд не принял во внимание данный довод и признал договор цессии соответствующим законодательству (постановления ФАС ДВО от 27.03.2007 № Ф03-А51/07-1/675, от 20.04.2007 № Ф03-А51/07-1/1192).

     Внимание, рейдеры!

     Организациям следует быть внимательными при заключении договора займа, возврат которого обеспечивается залогом. Особенно если в качестве залога выступают недвижимость, пакеты акций.

     Даже в том случае, если договор займа заключается с «солидным» банком, обладающим авторитетом, репутацией надежности и не причастным к рейдерской деятельности, ничто не мешает этому банку уступить свое право требования долга третьему лицу, которым может оказаться именно рейдерская организация.

     И никакие доводы должника о том, что для него личность кредитора — банка по вышеуказанным основаниям — представляет существенное значение, арбитражными судами во внимание не принимаются.

     Следует отметить, что цессионарий в данной ситуации не должен обладать специальной правоспособностью. В силу ст.819 ГК РФ ее наличие требуется для лица, принявшего на себя обязательство по представлению денежных средств, а не их возврату (Постановление ФАС МО от 12.04.2007 № КГ-А40/1501-07).

     Выход есть

     В том случае, если организация хочет быть уверенной, что права по заключенному ей с контрагентом договору не будут переданы третьим лицам, необходимо включать в текст договора условие, согласно которому стороны не вправе переуступать свои права и обязанности по договору третьим лицам. Тем самым устанавливается запрет на цессию, что соответствует нормам п. 1 ст. 388 ГК РФ — уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Именно такой вывод содержится в Постановлении ФАС ДВО от 11.07.2006 № Ф03-А73/06-1/1884.

 

Источник: http://www.yurhelp.ru/

   


Контактная информация © International Board of Independent Lawyers
© Международная Ассоциация Независимых Юристов
WWW.AVAR.RU  - Юридические услуги
Документ
HELP.ru - Регистрация ООО в Москве