О нас Наши партнеры Отдел по недвижимости Новости Третейский суд Услуги Статьи и публикации Публикации о торгах Мероприятия Комиссия по правовой помощи и рассмотрению обращений иностранных граждан Контактная информация
   
Проверка членов IBIL

Поиск осуществляется по полям Ф.И.О + Дню Рождения или по ID.
Ф.И.О нужно вводить на английском языке.

Фамилия:
Имя:
Отчество:
Д.Р.: Д   М   Г
или ID:

 
 Запомнить данные авторизации на этом компьютере



Порядок противный — значит фиктивный Александр Ванеев

 Статья 169 ГК РФ остается одной из наиболее дискуссионных в российском гражданском праве из-за предусмотренных ею последствий, а именно взыскания всего полученного по ничтожной сделке в доход государства. Откровенно карательный характер нормы неоднократно подвергался критике, высказывались предложения по ее изменению и даже исключению из ГК РФ. В данной статье мы проанализируем правовую конструкцию ст. 169 ГК РФ, а также попробуем разобраться, насколько справедлива высказываемая в отношении нее критика.

     Согласно ст. 169 ГК РФ сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна. В приведенной формулировке можно выделить четыре квалифицирующих элемента, определяющих ситуации, когда данная статья подлежит применению: основы правопорядка и нравственности; цель сделки; критерий «заведомый» и его соотношение с используемым в этой же статье понятием умысла. Для понимания правового значения ст. 169 ГК РФ каждый из названных элементов необходимо рассмотреть в отдельности.

     Основы и нравственность
Понятие «основы правопорядка и нравственности» изначально несет в себе известную долю неопределенности, поскольку обладает открытым содержанием. Однако это не означает его принципиальную неопределимость. Правоприменительная практика на сегодняшний день в целом следует толкованию КС РФ, выраженному в его Определении от 08.06.2004 № 226-О.

     Толкуя норму ст. 169 ГК РФ, КС РФ указал, что понятия «основы правопорядка» и «нравственность», как и всякие оценочные понятия, наполняются содержанием в зависимости от того, как их трактуют участники гражданского оборота и правоприменительная практика, однако они не являются настолько неопределенными, что не обеспечивают единообразное понимание и применение соответствующих законоположений.

     Статья 169 ГК РФ указывает, что квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель, иными словами, достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит — заведомо и очевидно для участников гражданского оборота — основам правопорядка и нравственности.

     Между тем следует признать, что высказанное КС РФ мнение по поводу того, что такое «основы правопорядка и нравственности», не вносит определенности в рассматриваемый вопрос. Очевидно, что сказать о понятии, что оно «наполняется содержанием в зависимости от того, как его трактуют участники гражданского оборота и правоприменительная практика», значит нарушить принцип правовой определенности, который является одним из основополагающих принципов в трактовке самого же КС РФ.

     Таким образом, попытка КС РФ установить содержание указанного понятия не увенчалась успехом, и вопрос остался открытым. Однако это вовсе не означает принципиальную невозможность определения основ правопорядка и нравственности в рамках действующего правового регулирования. Представляется, что об основах правопорядка говорится прежде всего в Конституции РФ. К ним следует отнести основы конституционного строя (глава 1) и нормы, определяющие права и свободы человека и гражданина (глава 2). Что касается основ нравственности, то определения этого понятия в отечественном законодательстве не содержится, известно, что нравственность есть элемент общественного сознания. Соответствующие основы вырабатываются социальной практикой в рамках определенного исторического периода и усваиваются каждым человеком в ходе его социализации. Поэтому, устанавливая содержание основ нравственности, каждому следует руководствоваться пониманием этих основ в контексте конкретного общества, учитывая, что под нравственностью понимают совокупность принципов и норм поведения людей по отношению друг к другу и обществу.

     Отметим, что понятие нравственности не чуждо российскому законодательству. Например, согласно ст. 55 Конституции РФ необходимость защиты нравственности является одной из целей возможного ограничения прав и свобод человека и гражданина.

     Цель сделки
Следующим элементом правовой конструкции ст. 169 ГК РФ является цель сделки. Именно цель сделки, как указано в статье, должна противоречить основам правопорядка и нравственности. Что такое цель сделки? Законодательство не содержит по данному поводу какого-либо разъяснения, однако из анализа правовых норм можно сделать вывод, что целью сделки является результат (как правовой, так и фактический), на который направлены действия участников гражданского оборота.

     При применении данной категории в контексте ст. 169 ГК РФ возможны практические сложности. В частности, остается неясным, предполагает ли ст. 169 ГК РФ, что цель, противоречащая основам правопорядка и нравственности, является единственной целью сделки, или достаточно того, что подобная цель является только одной из целей сделки.

     Ничтожность сделки по основанию ст.169 ГК РФ можно констатировать только в том случае, когда сделка заключалась с единственной целью, противоречащей основам правопорядка и нравственности. Пример — дела ряда уфимских нефтеперерабатывающих предприятий, одно из которых было рассмотрено КС РФ. Напомним, что судами на основании ст. 169 ГКРФ были признаны недействительными договоры аренды с обществом, зарегистрированным в г. Байконуре (Постановления ФАС УО от 10.12.2002 № Ф09-1304/02-ГК и Ф09-1307/02-ГК), которые заключались исключительно для получения налоговой выгоды и никакой иной реальной хозяйственной (деловой) цели не имели.

     Неверной представляется позиция, согласно которой даже если один из результатов сделки противоречит основам правопорядка и нравственности, сделка должна признаваться ничтожной по ст. 169 ГК РФ. В этом случае создается ситуация, при которой законные сделки, хоть сколько-нибудь снижающие налоговое бремя по сравнению с возможным, будут квалифицироваться как ничтожные, а все полученное по ним сторонами — взыскиваться в доход РФ. Безусловно, данная интерпретация вступает в явное противоречие с основными началами гражданского законодательства, в том числе неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела.

     Особый интерес в рамках цивилистического анализа представляет критерий «заведомость». Например, в вышеупомянутой интерпретации КС РФ говорится о «заведомом и очевидном для участников гражданского оборота» противоречии цели сделки основам правопорядка и нравственности.

     При этом данный критерий является по своему характеру объективным, то есть его установление основывается на анализе цели сделки в ее фактическом объективном выражении. В отличие от этого, признак умысла является субъективным критерием, и его также необходимо установить. Необходимо доказать, что стороны действительно намеревались нанести вред ценностям, составляющим основы правопорядка или нравственности.

     Итак, для применения ст. 169 ГК РФ, помимо прочего, необходимо наличие одновременно двух критериев: заведомое противоречие основам правопорядка и нравственности, которое, как мы выяснили, является объективным критерием, и умысел, который представляет собой субъективный критерий.

     Нельзя не отметить, что формулировка «цель, заведомо противоречащая основам правопорядка и нравственности» может интерпретироваться как презюмирующая наличие умысла хотя бы у одной из сторон сделки. Данное толкование полностью исключает необходимость установления умысла сторон. Ознакомление с существующими по этому вопросу решениями показывает, что суды не всегда идут на рассмотрение того, в чем состоял умысел сторон.

     В подобном случае суд применяет некий аналог объективного вменения, указывая, что уже само содержание сделки свидетельствует о наличии умысла исключительно на достижение цели, противоречащей основам правопорядка и нравственности. Указанный подход отражен в недавно вынесенном решении по делу ООО «Башкирский капитал».

     По мнению суда, воля участников рассмотренных правоотношений была направлена непосредственно на закрепление акций в собственность нового хозяйствующего субъекта, сопряженной с неисполнением налоговой обязанности, являющейся следствием сделки, не имеющей цели ее заключения, а также создание условий для невозможности принудительного исполнения указанной налоговой обязанности, что заведомо противно основам правопорядка.

     «Судом также установлено наличие умысла у участников сделки, понимание ими противоправности последствий совершаемой сделки и допущение таких противоправных последствий. Следовательно, оспариваемые по настоящему делу сделки совершены с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, и являются ничтожными на основании статьи 169 ГК РФ» (доступно на официальном сайте Арбитражного суда города Москвы по ссылке: http://msk. arbitr.ru/ news/2900.html).

     «Заведомость» и умысел
В судебной практике можно встретить и противоположный подход. Существуют примеры, когда при применении ст. 169 ГК РФ суд четко разграничивает «заведомость» и умысел. В ряде случаев арбитражный суд делал вывод о необходимости наличия обвинительного приговора суда для установления у сторон сделки умысла на достижение результата, заведомо противного основам правопорядка и нравственности (постановления ФАС ВВО от 30.12.2003 №А82-66/2003-Г/7; ФАС МО от 23.05.2007 № КГ-А40/11272-06; ФАС СЗО от 30.05.2007 № А56-39811/2005).

     Данный подход является более обоснованным, поскольку не только соответствует буквальному толкованию ст. 169 ГК РФ, но и является противовесом карательному характеру данной нормы.

     Проведенный анализ демонстрирует, что исключительный характер применения ст. 169 ГК РФ является наиболее адекватным контексту существующего правового регулирования. Ограничительный подход к применению ст. 169 ГК РФ позволит хозяйствующим субъектам не опасаться того, что совершаемые ими сделки, например по реструктуризации капитала, окажутся под прицелом налоговых органов.

     Известно, что любая сложная договорная схема в какой-то части может и без всякого умысла сторон оказаться уменьшающей налоговую нагрузку по сравнению с неким другим гипотетическим вариантом. Это означает, что в группу риска попадает огромное количество очень крупных и значимых для хозяйственного оборота сделок. Возникает вопрос: как обеспечить правильную интерпретацию ст. 169 ГК РФ?

     На наш взгляд, наиболее адекватным способом является принятие ограничительного толкования высшими судебными инстанциями. Подобная корректировка уже имела место, в частности в отношении исков акционеров о признании недействительными сделок, заключенных акционерными обществами, а также по вопросу о применении судами обеспечительных мер. Несмотря на свою неизбежную противоречивость этот метод доказал свою эффективность.

 

Источник: http://www.yurhelp.ru/

   


Контактная информация © International Board of Independent Lawyers
© Международная Ассоциация Независимых Юристов
WWW.AVAR.RU  - Юридические услуги
Документ
HELP.ru - Регистрация ООО в Москве